"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 1)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 1)

Е. И. ШМАРГУНОВА, старший преподаватель (БГУ им. В. И. Ленина)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

Критика нравственного доказательства бытия бога

В формировании научного мировоззрения у тружеников советского общества важное значение имеет научная критика доказательств бытия бога. Несмотря на изменения, происходящие в сфере религиозной идеологии, ни одна религия не может отказаться от идеи бога.

Бог — основа идейного содержания религии. Другие ее идеи оказываются подчиненными основной. Это положение надо учитывать пропагандистам научного атеизма, особенно в индивидуальной работе с верующими.

Идея бога широко используется в идеологической войне, которую ведет против нашей страны, против мира социализма империалистическая пропаганда. Актуальное значение для теории и практики атеистического воспитания приобретает всесторонняя, научно обоснованная критика доказательств бытия бога.

В наше время теологи отдают предпочтение нравственному доказательству бытия бога. Объясняется это тем, что достижения науки и техники, общественный прогресс в целом развенчали мировоззренческие учения религии. Стремясь преодолеть кризисное состояние религии, задержать отход верующих от церкви, они хотят во что бы то ни стало обосновать свою концепцию существования всевышнего. Это особенно относится к церковникам, действующим на территории нашей страны, где все более возрастает роль морального фактора в жизни общества. Сфера нравственности идеологам религии представляется наиболее убедительной в вопросах доказательства бытия бога..

Трактуя религиозную мораль в новом, близком к обыденному сознанию современных верующих смысле, богословы в то же время не перестают сочетать еа с верностью традиционным религиозным нормативам.

Нравственное доказательство в теологической и научной литературе, как правило, связывается с именем Иммануила Канта, философия которого носит двойственный, противоречивый характер. В «Общей естественной истории и теории неба» Кант, с одной стороны, стремился дать научную картину возникновения солнечной системы на основе действия естественных законов развития материи, с другой же, видел конечную первопричину мира в боге. Сам факт естественного и закономерного развития вселенной философ считал «единственно возможным» основанием для доказательства бытия бога.

Кант отмечал, что объективную реальность бога нельзя доказать, но и нельзя опровергнуть. По его мнению, достоверное знание относительно этой проблемы никогда не может стать нашим достоянием. Опровержение доказательств бытия бога у Канта сочетается с утверждением веры в него. Но кантовская вера в бога — это «моральная вера», оправдывающая и обретающая право на существование «в пределах только разума», но разума не теоретического, а «практического». И здесь следует отметить, что кантовское понятие «практического», «практики» вовсе не однозначно марксистскому. С его точки зрения теория имеет дело с тем, что существует, а практика— с тем, что должно существовать. При этом у Канта «должное» не прогностическое, а этическое. Философ опирался прежде всего на идею необходимости бога из нравственных соображений. Отрицание этой идеи для Канта значило уничтожение теоретической опоры всех норм и правил нравственности. Он писал: «Если не существует первосущности, отличной от мира, если мир не имеет начала и, следовательно, также творца, если наша воля не свободна и душа так же делима и бренна, как и материя, то моральные идеи и принципы также теряют всякую значимость и рушатся вместе с трансцендентальными идеями, служащими для них теоретической опорой»(1). На основе стремления людей к нравственному совершенствованию он обосновывал веру в бога, а этику возводил в ранг религии. Хотя Кант и отмечал, что этот моральный аргумент вовсе не имеет в виду дать объективно значимое доказательство бытия бога или доказать сомневающемуся, что бог есть, тем не менее он все же пытался обосновать «моральное доказательство».