"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 2)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 2)

Е. И. ШМАРГУНОВА, старший преподаватель (БГУ им. В. И. Ленина)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

Основополагающие идеи нравственного доказательства высказывали еще в глубокой древности Сократ, Сенека, Августин, Пьер Абеляр, Раймонд Сабунский. Их идеи развивал немецкий католический философ Макс Шелер. Однако богословам выгодно связывать это доказательство с именем Канта, подвергнувшего критике все другие доказательства существования всевышнего.

В чем же суть морального доказательства бытия бога? Как конструируют свои рассуждения апологеты религии, избравшие морально-этический путь с целью обоснования существования творца?

У всех людей, говорят они, имеются представления о добре и зле, чувства моральной ответственности за свои поступки, чувства долга, совести. Все поступки людей оцениваются как добрые или злые, хорошие или плохие, добросовестные или бесчестные. Где же критерий оценки поступков людей? Природа сама, рассуждают они далее, не может дать никакой моральной оценки. А раз таковые существуют, то должен существовать и их источник. Им-то и является бог. Если бы его не было, то люди не имели бы понятия о добре и зле, нравственности и безнравственности. Эту способность различать добро и зло, справедливость и несправедливость и сообщил людям бог. Сам человек, как утверждают теологи, существо слабое, поэтому душа его должна обращаться за советом к богу. Так постулируется бытие всевышнего: бог есть отвлеченное моральное совершенство вне человека, вне социальной действительности.

Подобные рассуждения очень близки кантовскому нравственному закону. Философ считал, что в каждом человеке живет так называемый категорический императив — внутреннее повеление поступать нравственно. Откуда могло взяться такое стремление у человека? .

По мнению Канта, люди, руководствуясь в своей деятельности категорическим императивом, должны стремиться к осуществлению высшего нравственного идеала. Таким идеалом, регулятором нравственных поступков и выступает бог. Но Кант не мог не видеть, что между повелением поступать нравственно и стремлением каждого к достижению личного счастья постоянно возникают конфликты. По мнению философа, всеобщий нравственный закон требует гармонического единства между первым н вторым. И этот закон не возникает на основе взаимного соглашения людей. Более того, как показывает опыт, далеко не всегда в земной жизни добродетель вознаграждается заслуженным счастьем. Следовательно, можно допустить существование высшего нравственного существа, законодателя морали — бога.

Но и категорический императив, и нравственный идеал у Канта носят чисто умозрительный характер. Они не отражают объективную действительность, не являются продуктом развития человеческой практики. Основное положение Канта гласит: «Моральный закон через понятие о высшем благе как объекте и конечной цели чистого практического разума ведет к религии, т. е. к познанию всех обязанностей как божественных заповедей»(2). Понятие бога он выводил из нравственного закона, «...из необходимости условия для такого интеллигибельного мира, чтобы он мог быть высшим благом через предположение высшего самостоятельного блага, т. е. бытия божия»(3). Понятие бога, как необходимого существа, Кант не доказывает, а считает его постулатом практического разума.

Итак, существование добродетели связывается с бытием всевышнего. Всякая добродетель, нравственность есть не что иное, как выполнение людьми веления божьего, а наличие зла в мире, безнравственности — это результат богонепослушности, нарушение людьми божественных заповедей.

Наличие в мире добра и зла, нравственности и безнравственности свидетельствует о том, что нет и не может быть всемогущего существа, способного регулировать поступки людей, поскольку они, по признанию самих теологов, могут выполнять или не выполнять веление бога. Отчетливо понимая слабость нравственного доказательства его бытия, апологеты религии пытаются свою аргументацию связать с потусторонним миром.

Действительно, очень трудно поверить в существование всемогущего творца мира, если его воля не оказывает влияния на нравственность людей. Если он существует, то почему в жизни часто бывает так, что праведные люди живут в страданиях, а нечестивцы благоденствуют?! Апологеты религии на этот вопрос отвечают, что, мол, бог все видит, все слышит, все знает, но свое всемогущество проявит в загробной жизни. Более того, они пытаются использовать это же явное противоречие для обоснования его бытия.