"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 4)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ (Часть 4)

Е. И. ШМАРГУНОВА, старший преподаватель (БГУ им. В. И. Ленина)

КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕОЛОГИИ И МОРАЛИ
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

 

Но и до возникновения абстрактного мышления, когда сознание дикаря еще не выходило за пределы конкретно- чувственных представлений, в жизни имели место моральные действия и соответствующие представления и чувства. В этом смысле вполне правомерно признание того, что моральное сознание и поведение присущи людям всегда, независимо от степени понимания. Этого никак нельзя сказать о религии. Система предписаний, складывающаяся с самого начала как выражение очевидной общественной потребности, является элементарным условием самосохранения первобытной общины. Эти нормы поведения возникли и существовали раньше, чем стали осознаваться и обосновываться. Уже стадный человек подчинялся правилам, регулировавшим жизнь общины, но делал это инстинктивно.

В происхождении морали, таким образом, известную роль сыграл инстинкт первобытного человека. Не идея бога, а первобытное стадо обуздало зоологический эгоизм и индивидуализм(4).

Первоначальный материал для различия добра и зла, для оценки действий с моральной точки зрения предоставили «преднравственные» психические установки «общественного инстинкта». Синтез инстинкта и самосознания, возникший с появлением коллектива, в котором люди совместно занимались трудовой деятельностью, и составил нравственное начало.

Таким образом, выработка моральных начал в человеке связана с объективно возникшими взаимоотношениями между людьми, потребностью в таком регулировании их, которое обеспечивало бы существование и прогресс общества. И то, что нравственность в течение тысячелетий развивалась в оболочке религиозного сознания, вовсе не свидетельствует о том, что мораль была порождена религией.

Однако религиозные проповедники всех времен утверждали и утверждают теперь, что нет добра, которое было бы не от бога. «Вера,— писал «Журнал Московской патриархии»,— поистине является альфой и омегой нравственной жизни...»(5).

Не останавливаясь на вопросе о происхождении религиозных верований, отметим лишь, что с полным основанием можно считать справедливыми выводы исследователей о том, что представления о сверхъестественном были лишены в начале морального характера. История религии свидетельствует о том, что боги длительный период не выступали ни защитниками справедливости, ни олицетворением нравственного идеала, а представления о загробной жизни не содержали идей о посмертном воздаянии.

Нравственность независима от религии. Она сложилась задолго до ее возникновения. «Христианство,— как отмечал В. И. Ленин,— из морали сделало бога, создало морального бога»(6).

Мораль и религия, хотя и связаны друг с другом в определенных исторических обстоятельствах, представляют собой различные формы общественного сознания. Основа нравственного зиждется на совокупности требований, предъявляемых к реальной, земной деятельности людей. Религиозное же ориентировано на признание зависимости этих требований от бога, на отношение между ним и человеком. Дифференциация форм общественного сознания — явление относительно позднее,— не исключала того, что Г. В. Плеханов назвал срастанием нравственности с верой в существование бога (7).

Научное обоснование происхождения морали и религии опровергает утверждение богословов об извечной и необходимой обусловленности нравственности последней. Степень и формы срастания религии и морали зависели от объективных условий общественного развития. Справедливой критике подверг Г. В. Плеханов утверждения С. Булгакова о том, что человек — существо общественное лишь постольку, поскольку он «существо религиозное», что «внерелигиозных» людей нет, а существует лишь «религиозная невменяемость», т. е. состояние опустившегося человека, когда у него отсутствует всякое понятие добра и зла(8). Г. В. Плеханов указывал на ошибочность данного утверждения даже по отношению к людям эпохи средневековья. У них, писал он, сознание того, что дурно и что хорошо, далеко не всегда являлось религиозным сознанием.

Несостоятельность нравственного доказательства бытия бога совершенно очевидна и в свете того несомненного факта, что не существует вечной, неизменной морали. Ее нормы историчны. Сложившись у людей в процессе их общения между собой, они развиваются и изменяются вместе с развитием и изменением общества. Каждая историческая эпоха порождает характерную для нее мораль. «Представления о добре и зле,— указывал Ф. Энгельс,— так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому»(9).