"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 2)

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 2)

Л.В. Яковенко, инструктор Отдела пропаганды и агитации ЦК КПБ

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Рассматривая человека и его взаимоотношения с обществом через призму объективных закономерностей исторического развития, конкретных условий той или иной общественно-экономической формации, Горький поднялся до научного понимания сущности человека и его места в обществе. Он видел, что побудительные мотивы деятельности любого человека определяются условиями его жизни. Именно такой подход Горького к проблеме взаимоотношения человека и общества позволил ему выяснить критерий человеколюбия и условия, необходимые для появления у людей любви друг к другу.

Анализируя положение личности в капиталистическом обществе, Горький показал, что она порабощена частнособственническими отношениями, уродуется ими и подавляется. Антагонистические, враждебные отношения между индивидами неизбежно приводят к распаду личности, извращают человеческую природу. Объяснение этому Горький находит в невыносимо тяжелых условиях жизни в эксплуататорском обществе. В этом писатель убедился на собственном богатом опыте, и он с полным основанием мог сказать, что в таком жестоком обществе, каким является капитализм, надругательство над личностью закономерно и весь «ужас не в том, что бьют, а в том, что не могут не бить, не в том ужас, что не жалеют, а в том, что не могут жалеть». Горький отмечает, что топтать ногами подобного себе жестоко, по это просто и естественно в государстве, «где людей до сего дня секут, хлещут нагайками, забивают палками до смерти, где ломают ребра, бьют по лицу ради забавы, где пет предела насилиям над людьми, где формы мучений разнообразны до отвращения, до безумного стыда»(5).

Цепляясь за страницы христианского Евангелия как за средство оправдания эксплуатации и жестокости, имущие классы постоянно внушали людям идею о сугубо религиозном пути достижения лучшей жизни.

В своих «Заметках о мещанстве» Горький разоблачает елейные проповеди «гуманного» отношения церкви к человеку, ее хлопоты о будущем людей. Писатель подчеркивает, что разговоры о человеческом благе на деле оборачиваются его классическим отрицанием, лицемерным прикрытием эксплуатации, бесстыдной спекуляции на чувствах и желаниях обездоленных, бесправных, бессильных и невежественных людей. Абстрактный призыв христианства ко всеобщей любви, по словам Горького, содержит лишь стремление «дать людям вместо хлеба насущного мыльные пузыри»(6).

Отвечая на письма многих своих корреспондентов, обеспокоенных тем, что в период первой русской революции народ «взбунтовался», что «забыт Христос и его учение и нет влияния церкви, поругана проповедь любви к ближнему, нет уважения к человеку», Горький писал в статье «По поводу»: «Я не оправдываю жестокости, которую вы сами сделали законом жизни, я только говорю, что в стране, где все вы так долго допускали произвол и насилие,— в этой несчастной стране среди вас нет правых, нет достойных сострадания...»(7).

Раскрывая истинный смысл христианского призыва «Возлюби ближнего твоего, как самого себя», Горький отмечает, что под ближним проповедники подразумевают только себя и, поучая народ любви, оставляют за собой незыблемым право жить за счет чужого труда. Писатель называет проповедников «любви к ближнему» лицемерами и лгунами, которые своей сладкой речью о любви пытаются смягчить силу справедливой мести угнетенных масс, предупредить их возможные выступления против эксплуататоров. «Вы лицемерите,— заявляет Горький,— когда зовете братьями людей, которых вы поработили, вы лжете, проповедуя любовь тем людям, в сердца которых вы сами же посеяли зависть, ненависть и злобу. Вы искренни, конечно, когда советуете ближним вашим: люби нас»(8).

Горький замечает, что за словами о любви к ближнему скрываются попытки церкви примирить угнетенных и угнетателей, заставить угнетенных нести терпеливо, без ропота тяжелый гнет унижения и нищеты. Писатель видел стремление проповедников религиозной «любви» притупить классовую ненависть, нейтрализовать борьбу трудового народа против эксплуататоров, защитить общественно-экономические порядки. С позиций социалистического гуманизма всем своим художественным творчеством и практической деятельностью пролетарский писатель решительно отвергал идею такой любви, с помощью которой, по его мнению, церковь ревностно укрепляла власть меньшинства над большинством, власть угнетателей над рабочими. Разоблачая фарисейство проповедников «любви к ближнему», Горький высмеивал идею мещанского «общего блага», которое в действительности «пахнет кровью и потом обманутых, порабощенных людей...»(9). Он был убежден, что «общее благо невозможно, пока существует хозяин и работник, подчиненный и командующий, имущий и неимущий»(10). Писатель понимал, что «всеобщая любовь» не только утопия, но и обман, ибо жизнь в капиталистическом обществе — «борьба рабов за свободу и господ за власть...»(11).