"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 5)

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 5)

Л.В. Яковенко, инструктор Отдела пропаганды и агитации ЦК КПБ

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Как справедливо отмечал Горький, страдание, освященное религией «страдающего бога», играло в истории роль «первой скрипки», «лейтмотива», было основной мелодией жизни в эксплуататорском обществе. В России страдание проповедовалось как универсальное средство «спасения души». Церковь настойчиво утверждала, что страдание — основное содержание человеческого бытия. Подобные высказывания Горький нередко слышал еще в юности, находил во многих религиозных книгах. Писатель вспоминал, что, когда в книге Ольденбурга «Будда, его жизнь, учение и община» он прочитал: «Всякое существование суть страдание», это его глубоко возмутило, ибо горькие муки его собственной жизни казались ему случайностью, а не законом, раз и навсегда установленным.

Внимательно прочитав труд архиепископа Хрисанфа «Религии древнего мира в их отношении к христианству», писатель с еще большим возмущением почувствовал, что учения о мире, основанные на страхе, унынии, страдании, совершенно неприемлемы для него. Уже в самом начале своего жизненного и творческого пути Горький выступил против ненавистных ему идей страдания, терпения, смирения. Вскрывая реакционную сущность страдальчества, писатель утверждает, что «страдание вредно, оно не углубляет человека, а только унижает его»(30), опустошает и закрепощает, служит питательной средой для религиозной веры. Страдание, по мнению Горького, отвлекает человека от борьбы с тем, что мешает жить, от борьбы за свое счастье. «Страдание соблазнительно,— подчеркивает Горький,— это опасная привилегия; обладая ею, мы обыкновенно не ищем другого, более высокого права на звание человека»(31). Великий гуманист заявляет: «Страдание — это позор мира и его необходимо ненавидеть, чтобы истребить»(32).

Вместе с тем писатель замечает, что нередко люди смакуют страдания, любуются ими. В «Заметках о мещанстве» он с негодованием пишет о том, что многие русские писатели изображали мучения народа со странным, подозрительным упоением. Горький соглашается, что русский народ — воистину великий страдалец. Он долго держал на своих плечах страшную тяжесть рабского, каторжного труда, сладострастного издевательства над его личностью, зверских преступлений со стороны власти. По мнению Горького, это должно было бы вызвать у литераторов гнев и ненависть к силе, угнетающей народ, возбуждать страстное, упорное желание людей разрушить и перестроить мрачную, душную жизнь.

Однако русская дворянская литература, считал Горький, пела гимн терпению русского человека, пропиталась тихим восторгом перед страдальцем-мужичком и удивлением перед его нечеловеческой выносливостью. «Она не искала героев,— пишет Горький,— она любила рассказывать о людях сильных только в терпении, кротких, мягких, мечтающих о рае на небесах, безмолвно страдающих на земле»(33). Сознательно или бессознательно, продолжает Горький, но всегда настойчиво дворянская литература рисовала народ терпеливо-равнодушным к порядкам его жизни, всегда занятым мечтами о боге и душе, полным желания внутреннего мира, мещански недоверчивым ко всему новому, незлобивым до отвращения, готовым все и всем простить, подчиняться всем, кому это нужно. Это привело мещанство к мысли об искони смирном, терпеливом русском народе-богоносце, народе-страдальце, о том, что русский народ является талантливым и одаренным по умению страдать.

Горький считал, что в этом неоценимую услугу мещанам оказал своим творчеством, своим отношением к страданиям Ф. М. Достоевский, «злой гений наш», «рыцарь горестной фигуры». По мнению Горького, Достоевский в своих произведениях талантливо отразил особенности социальной действительности: тяжелый гнет труда и невыносимые мучения трудового народа. Однако, отдавая должное таланту писателя, ставя его в один ряд с Шекспиром, Данте, Сервантесом, Руссо, Гете, Толстым, Горький резко выступил против реакционной проповеди Достоевским христианских идей страдания.

Всю деятельность Достоевского-художника Горький находил «гениальным обобщением отрицательных признаков и свойств национального русского характера»(34). Его герои — помещик, травящий детей собаками; мужик, избивающий насмерть беременную жену; мещанин, изнасиловавший свою невесту и тут же отдавший ее насиловать толпе хулиганов; четырнадцатилетняя девочка, злорадно смакующая, как еврей обрезает четырехлетнему мальчику сначала все пальчики на обеих ручках, а потом распинает на стене гвоздями; его герои — убийцы и прочие «социальные вырожденцы».