"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 6)

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма (Часть 6)

Л.В. Яковенко, инструктор Отдела пропаганды и агитации ЦК КПБ

Критика А. М. Горьким идей христианского гуманизма
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Горький считал Достоевского человеком больной совести, который чуть ли не в каждом своем произведении воспевал людей страдающих, поэтизировал самое страдание. Горького поразило высказывание Достоевского о том, что якобы «самая главная, самая коренная потребность русского народа — есть потребность страдания, всегдашнего и неутомимого, везде и во всем»(35). Трудно поверить, удивлялся Горький, что это говорит человек, перенесший сам немало мук, находясь на каторге. Писатель  душу, породила мстительное отношение к людям, привела к оправданию страдания, к проповеди роковой обреченности человечества на муки, покорности, смирения, самоунижения.

Горький не считал Достоевского сознательным реакционером, но вел непримиримую борьбу с его ретроградными идеями. Отмечая вред достоевщины, Горький подчеркивает, что она, будучи учением социального пессимизма, наибольшую опасность представляла в периоды подъема революционного движения, поскольку способна была погашать активность, веру людей в свои силы, подогревать настроения отчаяния и безысходности. Не случайно на эти периоды приходится наиболее резкая критика Горьким болезненных, как он считал, идей Достоевского. В 1905 году он выступил с «Заметками о мещанстве», получившими высокую оценку В. И. Ленина, Е 1913-м — со статьями «О «карамазовщине» и «Еще о «карамазовщине», а в 1915 году с убийственной силой обрушился на страдальчество Достоевского в рассказе «Старик». В образе Старика нарисован человек, однажды пострадавший и считающий, что страдание дает ему право мстить другим. Он страшен в своей ненависти к людям, любит поиздеваться над ними, заставить их страдать потому, что якобы все люди виновны в его муках. Горький разоблачает реакционный характер взглядов и поступков Старика, показывая, что тот приносит вреда людям почти столько же, сколько и Лука. Лука считал всех людей равно невинными и потому относился к ним с позиций всепрощенчества, жалости, сострадания и утешения. Старик же видит всех виновными и потому призванными мучиться, не способными избежать страданий и тем более их преодолеть. Старик уводит от поисков истинных виновников страданий народа, отвлекает угнетенных от борьбы за переустройство социальной действительности.

Борьба Горького с идеями христианского гуманизма включает в себя и критику им философии русских декадентов— Д. Мережковского, 3. Гиппиус, Д. Философова, Н. Минского, Ф. Сологуба, А. Бальмонта. Их взгляды характеризовались крайним анархизмом и пессимизмом, идеями смирения и покорности, мистицизмом и неверием в жизнь, они отвергали необходимость и возможность социальных изменений в России, воспевали зависимость людей от своей суровой судьбы, прославляли страдания, смерть и потусторонний мир. Горький уподоблял декадентов комарам, которые носятся над болотом, в мутном, гнилом воздухе, распевая свои бесконечно унылые мелодии. Писатель отмечал у них «полное безучастие к действительности, страстный порыв куда-то вверх, в небо, и сознание своего бессилия...»(36).

Выступая против декадентов и декаденства, Горький противопоставил их болезненным настроениям и идеям безграничную любовь к жизни, веру в человека, в его способность и готовность даже ценой самопожертвования изменить эту жизнь так, чтобы «каждый из людей был Человеком!»(37). Горький утверждает, что не в боге, не в загробной жизни, как считали декаденты, нужно искать спасение, а в Человеке. Только он сможет «осветить весь мир, расплавить тьму его загадок тайных, найти гармонию между собой и миром, в себе самом гармонию создать и, озарив весь мрачный хаос жизни на этой исстрадавшейся. земле, покрытой, как накожною болезнью, ко-рой несчастий, скорби, горя, злобы,— всю злую грязь с нее смести в могилу прошлого!»(38).

Величественный гимн свободному, гордому, непокорному, мужественному, сильному духом, разумному человеку прозвучал у писателя даже со «дна жизни», заполненной до краев гнетом и страданиями. По этому поводу В. В. Воровский писал: «Видно, что-то неладное творится в самом обществе, если жемчужину его нравственного уклада надо искать на задворках, в навозных кучах. И наш автор выкопал такую жемчужину и показал ее обществу»(39).

«Все в Человеке — все для Человека!»(40) — торжественно провозгласил Горький на заре XX века в пьесе «На дне» и философской поэме «Человек». Этот великий гуманистический принцип стал для писателя отправной точкой в борьбе с различными религиозно-философскими учениями и литературно-художественными течениями, со всем, что было направлено против свободы, равенства, братства и счастья людей.