"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений (Часть 2)

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений (Часть 2)

В.П. Оргиш, аспирант (ВГУ им. В. И. Ленина)

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

В убеждении, что разум универсален, заключался основной методологический постулат Сократа. Из этого следовало, что поскольку разумный порядок всеобщ, то он и непреложен, ему подчиняется все в мире, включая богов. Усилия человека должны быть направлены на то, чтобы постичь этот порядок и действовать в согласии с ним. Открытию невидимого мира гармонии и порядка способствует диалектика, возможность которой обусловлена тем, что человеческий разум — частица универсального разума, т. е. его структура адекватна структуре космического порядка, логос всюду один и тот же и знание может быть только знанием разумным.

Философы в лице Гераклита, элеатов и софистов подготовили почву для критики сенсуализма. Позже Сократ и его ученик Платон сделали вывод, что опыт, чувственное восприятие изменчивы и не могут служить истинному познанию. Диалог Платона «Теэтет» посвящен выяснению вопроса о сущности знания. Платон приходит к заключению, что чувственные восприятия принципиально не могут быть основой познания, ибо они лишены единства, необходимого для подлинного знания. Именно чувственное познание приводит к скептическому отрицанию возможности всякого знания. Наглядный тому пример философия софистов. Первой предпосылкой возможности знания, равно как и морали, является существование предвечного разумного порядка, всюду равного самому себе и над всем господствующего. Вторая предпосылка состоит в возможности познания человеком этого порядка, в том, что мышление человека ему как-то причастно. Эти предпосылки Сократ и Платон доказывали в первую очередь, поскольку они не принимались обыденным сознанием как очевидные. Видимая действительность подтверждала скорее вывод софистов о том, что ни в моральном, ни во внешнем, мире порядка нет. В поисках альтернативы Сократ впервые установил общие понятия, которые служили опровержению этического релятивизма софистов. Приняв данную ими критику эмпиризма, он пошел дальше. За пределами чувственного плюрализма, предположил Сократ, скрывается нечто общее, доступное только разуму. Оно-то и есть истинный предмет знания, Но общее есть понятие, следовательно, задача состоит в том, чтобы его прояснить и определить, выяснить «одно и то же во всем», найти в рассматриваемой добродетели единое, которое охватывало бы все случаи ее проявления.

Выделение единого из многообразия и тождественного в изменяющемся привело к мысли, что единое вообще самодостаточно и автономно, что сущность противоположна явлениям, которые от нее зависимы, составляют ее частные формы. Платон, как известно, довел до крайности противопоставление умопостигаемого и чувственного, общего и единичного. В. И. Ленин отмечал, что отрыв мысли от действительности, одностороннее обособление в познании общего от отдельного и является одной из главных гносеологических особенностей, одним из основных истоков идеализма и религии. При этом вещи и их идеи (сущности) мыслятся отдельно друг от друга, «столы, стулья и идеи стола и стула...» противопоставляются, «...мир и идея мира (бог)...» обособляются и последней приписывается - самостоятельное бытие. Возможность такого раздвоения познания, ведущая к идеализму и религии, заключается в самой абстрагирующей деятельности мышления (2). Именно путем раздвоения познания, путем противопоставления единичного и общего, вещи и ее идеи, чувственного и умопостигаемого возник объективный идеализм Платона. Это привело к интенсивному накоплению в античной философии представлений абстрагирующих, трансцендирующих общее реальных вещей, сущность материального мира в некое сверхмировое идеальное начало, в умопостигаемый мир идеальных сущностей. Внутри философии начал складываться собственно теологический элемент, который позже, при формировании христианства составил его идейную основу.

Сократ высказал мысль о том, что нравственная сила превосходит физическую. Он утверждал, что человек черпает истинные представления не из чувственного опыта, а из отвлеченного, умопостигаемого знания. С этой целью Сократ стремился доказать, что есть два источника познания: эмпирический, дающий лжезнание, и отвлеченное знание, открывающее нам истину. Философия является высшим искусством приобщения к этому умопостигаемому, отвлеченному миру. Обладать же философской мудростью, значит, обладать знанием добра, поскольку «...добродетели суть качества разума (ибо все они знания) ...»(3).