"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений (Часть 6)

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений (Часть 6)

В.П. Оргиш, аспирант (ВГУ им. В. И. Ленина)

Древнегреческая философия и христианство. Критика богословских воззрений
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

«Никакой закон (субъективного сознания),— утверждал Лютер,— не должен быть навязан христианству на основании какого бы то ни было права ни людьми, ни ангелами, если люди только не соглашаются на него, ибо мы свободны от всяких законов»(9). Волюнтаризм, основанный на отрицании всеобщности разума, стал главной чертой богословской доктрины Лютера. Протестантизм, однако, не мог принять в чистом виде лютеровскую теологему. Согласиться с тем, что бог действует произвольно и только он определяет добро и зло и вовсе не подчиняется доводам разума и добра, принятым на земле, означало бы противопоставить себя всему нравственно-практическому опыту человечества, всей морально-регулятивной практике христианства. Этого позднейшие идеологи протестантизма допустить не могли. Экстремистские намерения Лютера «освободить христианскую веру от пут античной философии», «мудрствующей морали» не увенчались успехом.

Это закономерно. Божественный мир есть не более чем отражение представлений самого человека о добре, справедливости, разумности и порядке, господствующих в его земной, эмпирической практике. Эти представления и выступают в качестве основы иллюзии божественного, являются как бы обязательными условиями веры. Без них бог оказывается совершенно трансцендентным, попросту немыслимым. «Диалектическое богословие» в этом отношении— еще одни убедительный пример. Его стремление изобразить бога как некую самодовлеющую действительность, качественно бесконечно отличную от мира, сделало невозможным какое бы то ни было «воплощение» и обнаружило свою бесплодность даже в понимании самих богословов. Мир и его ценности — разум, этика, культура, а также сама религия оказались абсолютно противоположными трансцендентному богу. По этой причине христианство не приняло выдвинутый «диалектическим богословием» путь «отрицательного» богопознания. Как видно, у бога нет альтернативы и он «прикован» к земному миру, каким он рисуется человеку в его воображении. Марксизм доказал, что истинное лицо христианства заключается не в его якобы изначально неизменной и готовой природе, а в его идейном содержании, которое сложилось в конкретную историческую эпоху при активном участии древнегреческой философии и особенно ее рациональной методологии.

Литература

1             Ксенофонт. Воспоминания о Сократе, 1, 4, 7.

2             Ленин В. И.— Поли. собр. соч., т. 29, с. 329—330.

3             Аристотель. Никомахова этика, VI 13, 1144, b 25.

4             Платон. Критон, 49 с—d.

5             Журнал Московской патриархии, 1966, № 7, с. 69.

6             Ленин В. И.— Поли. собр. соч., т. 29, с. 255.

7             Лосев А. Ф. История античной эстетики. М., 1975, т. 4, с. 609.

8             Климент Александрийский. Строматы, 1, 5.

9             Цит. по: Книга для чтения по истории нового времени. М., 1910, т. 1, с. 94.