"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Великое гонение Диоклетиана на христиан (Часть 2)

Великое гонение  Диоклетиана на христиан (Часть 2)

В.А. Федосик, кандидат исторических наук (Белорусский государственный университет им. В.И. Ленина)

Великое гонение Диоклетиана на христиан
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

В историографии безраздельно господствует точка зрения, что гонение Диоклетиана было самым масштабным. Нередко при этом утверждается, что целью императора было сокрушение христианства вообще, ликвидация церковной организации либо предотвращение христианизации всей империи(1).

Особый интерес к ’’великому гонению” вызывается не только его особым размахом, но и тем, что спустя несколько лет отношение императорской власти к новой вере кардинально меняется. Христианство получает право на официальное существование наряду с другими религиями, а уже к концу IV в. становится единственной государственной религией Римской империи.

Почему же произошел такой резкий поворот в религиозной политике государственной власти? Парадоксальность ситуации поражала многих исследователей. Исключительное внимание их именно к судьбам христианства, на наш взгляд, заслоняло во многих случаях саму суть тех важных изменений, которые произошли в Римской империи на рубеже IIIIV вв. Поэтому, чтобы объективно оценить религиозную политику императорской власти этого периода и ее отношение к христианству, сделаем экскурс в историю.

Время правления Диоклетиана (284—305 гг.) завершало сложнейший период в истории Римской империи — III в. Кризис потряс социально-экономические, политические, идеологические устои огромной державы. При Диоклетиане происходил интенсивный поиск путей его преодоления. Укреплялось государство, жесткой уздой смирялись эксплуатируемые слои населения, отражался натиск внешних врагов. От Диоклетиана берет свое начало новая форма империи — доминат. Окончательное его оформление приходится на время правления Константина (306—337 гг.).

Доминат окончательно отбросил республиканскую форму принципата. Отныне император был не просто ’’первым”, он открыто именовался ’’господином”, обожествлялся. По сообщению античного историка Аврелия Виктора, Диоклетиан первым позволил обращаться к себе как к богу. По-восточному пышным стал ритуал придворных церемоний.

Диоклетиан, сознавая, что одному ему трудно удержать в повиновении огромную державу, назначил соправителей: Максимиана (с титулом августа), Констанция Хлора и Галерия (с титулом цезарей). Этой тетрархии удалось ослабить натиск на границы империи — были разбиты персы, маркоманны и другие варвары, в Галлии подавлено восстание багаудов,

В империи проведен ряд реформ. Установлено новое административное деление, гражданская власть в провинциях была отделена от военной. Проведена также денежная реформа, введена новая система налогообложения, установлены твердые цены и т.д. Важное значение имела военная реформа Диоклетиана — Константина. Армия увеличилась численно. Этому способствовало изменение принципа ее комплектования. Был введен принудительный призыв для римских граждан, и возросла роль формирований из варваров. Войска стали подразделяться на пограничные и походные армии. Такая специализация повысила их боеспособность.

Внутренняя политика Константина была продолжением политики Диоклетиана. Даже уничтожение им тетрархии не изменило разделения империи на четыре части. Постепенно закрепощались колоны, ремесленники, куриалы. Колонам запрещался переход из одного имения в другое, ремесленники были прикреплены к коллегиям, им запрещалось оставлять свои занятия без разрешения властей, к своим городам были прикреплены куриалы.

Наблюдался упадок городов. Происходила натурализация хозяйства. Все больший вес приобретало крупное магнатское землевладение с эксплуатацией колонов, которое наряду с сельскими общинами составляло протофеодальный уклад, как его определяют известные советские ученые-античники В.И. Кузищин и Е.М.Штаерман.

В результате, как замечает В.И. Кузищин, возникает ситуация, когда на основе равновесия сил, представляющих старый рабовладельческий способ производства, и сил, представляющих новый, идущий ему на смену строй, государственная власть получает значительную самостоятельность над борющимися классами. Отсюда режим домината можно охарактеризовать как римский бонапартизм.

Хотелось бы обратить внимание и на существенный момент, отмеченный В.Д. Нероновой. Она вполне обоснованно полагает, что ’’Диоклетиан и его преемник Константин субъективно, по-видимому, стремились к восстановлению прежней (т.е. рабовладельческой) Римской империи, но... объективно их реформы, хотя и способствовали преодолению кризиса III в., означали приспособление к изменившимся историческим условиям и признание того обстоятельства, что империя вступила на рубеже III и IV вв. на путь феодализации”.

Только с учетом этих оценок следует рассматривать религиозную политику Диоклетиана (как и Константина). Ведь она (в том числе и отношение к христианству) была составной частью их внутренней политики.