"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Великое гонение Диоклетиана на христиан (Часть 4)

Великое гонение  Диоклетиана на христиан (Часть  4)

В.А. Федосик, кандидат исторических наук (Белорусский государственный университет им. В.И. Ленина)

Великое гонение Диоклетиана на христиан
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

"Отвратительный образ мира” изображает Киприан в своем послании к Донату. ’’Вселенная обагрена кровью человеческой!” — восклицает он. Убийство на войне считается добродетелью. Киприан осуждает гладиаторские бои, где ’’убивают человека в удовольствие человеку”. Он осуждает и театр, где, по его словам, изображают прошлые убийства, разврат, где представляют ’’бесстыдную Венеру”, ’’неистового Марса”, Юпитера, этого верховного главу ’’всех пороков”.

Киприан клеймит продажность в судах, лжесвидетельства. Высокие административные должности, богатство, военная сила достойны, по его словам, только презрения, хотя в обществе почитаются добрыми делами. Он призывает ’’быть свободным от сетей лукавого мира, чистым от земного тления”. Интересно, что Киприан неоднократно обращается к новозаветным посланиям Иоанна. В них содержится характерное для первых христиан заявление: ”Не любите мира, ни того, кто в мире... ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира” (1 Иоанн, 2, 15—16). Но у Киприана такой тезис остается призывом, хотя в другом своем послании он с горечью говорит об отречении христиан от мира ’’только на словах, а не на деле”.

Киприану чужды хилиастические представления. В его эсхатологических воззрениях четко различаются ’’царство земное” и ’’царство небесное". ’’Царство земное” в понимании Киприана отнюдь не обладает хилиастической значимостью, оно абсолютно ничего общего не имеет с апокалиптическим тысячелетним ’’царством божьим” на земле. У Киприана ’’царство земное” — это реальный мир, ’’мирское”. А вот ’’царство божье” у него оказывается идентичным ’’царству небесному”. Этот момент отчетливо отражает социально-политическую эволюцию молодого еще христианства.

Показательна эволюция отношения к рабам. В новозаветных посланиях Павла наряду с призывами рабам повиноваться своим господам есть и фраза: ”Вы куплены дорогою ценою, не делайтесь рабами человеков” (1 Кор., 7, 23) . Ничего подобного нет в сочинениях церковных идеологов III в. У того же Киприана четкий постулат: ”Раб не может быть выше господина своего” (Epist., 1У, 3).

Характерное отрицание шкалы античных ценностей можно обнаружить в заявлении Тертуллиана о том, что христиане не вмешиваются в общественные дела, подкрепленном довольно красноречивым лозунгом: ’’Весь мир — наша республика”. Впрочем, отход от общественной жизни был тогда весьма типичным явлением.

Проявлявшаяся еще в посланиях Павла ориентация на длительное сосуществование с ’’внешним” миром сменилась оправданием его порядков. Тертуллиан мог в апокалиптическом духе обозвать Рим ’’дьявольским сборищем” или ’’новым Вавилоном”. Но он же рьяно утверждал, что христиане молятся за императора, его чиновников, за процветание империи. Власть императора Тертуллиан объявил данной самим богом, т.е. в глазах христиан она была священной, ’’богоданной”.

И все же такая трактовка природы императорской власти существенно расходилась с официальной. Христиане отказывали в обожествлении персоне императора. Для них он - не бог, а первый из людей, власть которому даруется богом. Это насторожило римские власти. Насторожило особенно тогда, когда христиане в массовых масштабах отказывались воздавать привычные и во многом формальные для жителя империи почести статуям императоров.

Симптоматично, что первые в III в. массовые репрессии христиан, не ограниченные рамками одного города или провинции, вспыхнули после эдикта императора Деция (250 г.). Он предписывал всем жителям империи принести жертвы языческим богам. Отказ части христиан выполнить эту официально-религиозную церемонию породил подозрения в их политической лояльности у властей и навлек репрессии. Цель последовавших затем эдиктов Требониана Галла и Валериана была заставить христиан, и прежде всего их лидеров, совершить привычную для жителей империи церемонию и подтвердить тем свою лояльность. Разумеется, государственная власть видела в христианстве идеологического противника, но столкновения происходили тогда, когда идеологические разногласия затрагивали сферу политических интересов. Толерантный эдикт Галлиена отменил репрессивные меры против христианской церкви. Не было никакого гонения и при Аврелиане.

Итак, что же произошло при Диоклетиане? Обратимся к источникам. Главные из них — сочинения современников ’’великого гонения” христианских авторов Евсевия и Лактанция.

Антихристианские акции начались в армии. Ф. Энгельс счел возможным охарактеризовать христиан как партию переворота, обратив особое внимание на их роль в армии, где они протестовали против официальной религии. Он отметил: ’’Император Диоклетиан не мог долее спокойно смотреть, как подрывались в его войсках порядок, послушание и дисциплина. Он принял  энергичные меры, пока время еще не ушло”(13). По мнению Ф. Энгельса, опасность для императорской власти на фоне бурных политических конфликтов III в. исходила прежде всего из христианской части армии.

Доля христиан в армии во времена Диоклетиана значительно выросла, что в немалой степени, на наш взгляд, объясняется изменением принципа ее формирования, особенно введением принудительного призыва. Это подтверждает целая серия актов христианских мучеников, погибших в конце III — начале IV в. Все они были либо воинами, либо рекрутами, либо ветеранами: акты Максимиллиана, Марцелла (бывшего центурионом), Юлия и др. Причем в актах Максимиллиана проконсул сообщает, что христиане служат даже в личной охране Диоклетиана, Максимиана и цезарей. Были и христиане-военачальники.

Разумеется, демонстративный протест христиан-военачальников против языческих церемоний, о чем сообщает Лактанций, не мог не зародить подозрений в их лояльности, ведь армия была материальной опорой императорской власти. И первым антихристианским шагом Диоклетиана было предписание всем воинам принести жертвы официальным богам под угрозой отстранения от службы. Вряд ли эта мера была специально антихристианской. По-видимому, император рассчитывал провести чистку армии от подозрительных элементов.