"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Место и роль христианского милосердия в социально-экономической и политической системе Рима (Часть 4)

Место и роль христианского милосердия в социально-экономической и политической системе Рима (Часть 4)

В.И. Горемыкина, доктор исторических наук (Минский государственный педагогический институт им. А.М. Горького)

Место и роль христианского милосердия в социально-экономической и политической системе Рима
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

Составной частью морали раннеклассовых обществ было милосердие к соплеменнику и враждебное отношение к чужаку. Эти моральные принципы выработались в первобытном обществе в процессе совместной производственной деятельности людей, объединявшихся в родоплеменные коллективы. Затем они закрепились в общинах свободных индивидов на стадии ранней государственности. По мере социального расслоения свободных, образования римской державы, усиления гнета в провинциях и усложнения общественно-политической жизни выход из тяжелого положения эксплуатируемые нашли в новой религии. Последняя позаимствовала близкую их настроениям мораль милосердия из языческой идеологии. Объективно эта мораль содействовала не отрицанию рабовладельческой системы ценностей, а ее консервации и закреплению.

Христианство дало свое, новое понимание ’’человеколюбия”. Оно стало проповедоваться сквозь призму любви к Христу, так как в реальных условиях любовь к ближнему была неосуществима. Христианство, преодолев племенную и этническую замкнутость первоначальных религий, не смогло подняться до подлинного гуманизма. Оно не могло поставить проблему социального равенства и сводило любовь к ближнему только к кругу своих единоверцев. В новозаветной литературе содержатся даже угрозы в адрес тех, кто не хотел принимать новую религию. ’’Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною” (Лука, 19, 27); ’’Если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших” (Иоанн, 8, 24) и т.д. Такое ’’человеколюбие” открыло широкие возможности кровавой борьбе на почве религии, переплетавшейся с экономическими интересами. Ими заполнена история поздней античности и средневековья. Кровавые события тех времен — яркий показатель того, что непосредственно христианская мораль, связанная с верой в христианского бога, сыграла скорее не положительную, а отрицательную роль. За прекращение кровавых жертвоприношений богам и гладиаторских состязаний человечество заплатило еще большим кровопролитием во имя Христа на поле брани.

Не было подлинного гуманизма и в среде самих верующих, ибо близкими объявлялись рабовладелец и раб, богатый и бедный, тунеядец и честный труженик, злодей и добрый человек, насильник и скромник. В числе заповедей, высказанных в Нагорной проповеди, в противовес морали Ветхого завета была и такая: ”Вы слышали, что сказано: ”око за око и зуб за зуб”. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; И кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду” (Матф., 5, 38—40). И далее: ”Вы слышали, что сказано: ’’люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего”. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” (Матф., 5, 43—44). Все эти заповеди самими христианами практически не выполнялись, так как противоречили естеству человеческому, обладающему природным чувством самосохранения. Они направлены были на смягчение социальных противоречий, что было выгодно в конечном итоге власть имущим. Сами священники не щедры были на безвозмездные раздачи. В Азии в IV в. появилась даже ересь авдиан, так как духовные лица брали с должников ’’проклятые проценты”.

Апологеты христианства ратовали за признание христиан государством (Тертуллиан и др.). После того как это случилось, борьба внутри христианства и с наседавшими варварами все же продолжалась. Данное обстоятельство, наряду с другими причинами, привело к росту военно-бюрократического аппарата и ухудшению положения эксплуатируемых масс. Римское государство превратилось в гигантскую машину по выкачиванию налогов. В ходе внутренней и внешней борьбы разрушались производительные силы, происходило обезлюдение империи. После смерти Константина даже в Италии, в плодородной области Кампания, ранее густо заселенной, 52 832 югера земли были заброшенными из-за отсутствия земледельцев. Увеличилось количество брошенных земель на территории Галлии. Резко сокращается урожайность. Много людских жизней уносили постоянные войны на границах, внутренние междоусобицы, растущая смертность на почве нищеты и болезней.

История поздней Римской империи свидетельствует о том, что христианские доктрины братства и милосердия, духовного равенства всех людей перед богом не оказывали никакого положительного воздействия на процессы социального развития. Они не оказывали влияния и на римское законодательство IVV вв. Последнее стало более суровым по отношению к рабам, нежели законодательство 1—11 вв. Так, по закону императора-язычника Адриана (117—138) было запрещено господам убивать своих рабов. А император Константин, который официально признал христианство, издал закон, предусматривающий освобождение господина от наказания в случае, если раб умирал при бичевании. Этот же император сделал когда-то свободных арендаторов зависимыми. Беглых колонов ’’надлежит заковывать в кандалы как находящихся в рабском положении, чтобы они были принуждены в наказание исполнять рабским способом обязанности, приличествующие свободным”. В V в. юридический статус колона определялся как статус раба. Рим остался рабовладельческим государством.

Христианские заповеди человеколюбия и помощи нищим не оказывали положительного воздействия на богачей. На основании сообщения Либания можно представить жизнь городской бедноты середины 1У в., уже после принятия христианства. Он писал, что на рынках городов много трупов стариков и детей, которые умирали от голода и болезней. Во время раздач хлеба кто был послабее домой приносил не хлеб, а раны и разодранное платье. Весьма характерно, что Юлиан Отступник стремился ввести в практику языческих храмов содержание нищих, что было позаимствовано им из деятельности христианской церкви. Следовательно, Юлиан видел потребность в религиозной организации, которая на практике брала бы на себя функции содержания нищих, так как действительность находилась в противоречии с общественным дохристианским милосердием. В Миланском эдикте, как известно, призывались молиться за благо государства христиане и язычники. ”... Каждому отдается на произвол обращаться мысленно к той вере, какую он находил согласною с собственным убеждением, чтобы божество при всяком случае ниспослало нам скорую помощь и всякие блага”.