"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Рассказывают бывшие верующие (Часть 1)

Рассказывают бывшие верующие (Часть 1)

К содержанию....

Рассказывают бывшие верующие 
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

Все чаще и чаще в редакции газет, журналов, в издательства приходят письма советских людей, порвавших с религией. Перед нами сборник рассказов «Мы порвали с религией». В книгу включена лишь незначительная часть опубликованных в печати рассказов еще недавно веровавших в бога людей о том, как и почему они отошли от религии. Их авторы — это бывшие священники, ксендзы, муллы, раввины, сектантские пресвитеры, монахи, преподаватели богословия, а также учащиеся духовных академий, семинарий и просто верующие. В числе их и пожилые люди, десятками лет обращавшиеся к богу со своими молитвами, и юноши и девушки, родившиеся при Советской власти, но оказавшиеся в плену религиозных предрассудков.

Сборник статей бывших верующих — это правдивая, искренняя исповедь людей о своих заблуждениях, переживаниях, об активных поисках путей освобождения от религиозного дурмана. Нелегко было им порвать с религией. Все они прошли большой путь мучительных и бесплодных поисков религиозной истины. По-разному сложились их судьбы, различные причины заставили этих людей поверить в бога. Люди старшего поколения в свое время стали верующими под влиянием нищеты и бесправия. Других с детства богомольные родители воспитывали в духе «священного писания». Третьи уже в зрелом возрасте попали под влияние церковников или сектантов...

Вот как это бывает. Случилось горе или несчастье, и кажется, нет выхода, нет надежды, а рядом не нашлось друзей, которые бы поддержали, уберегли от тяжелой ошибки. И вот, уже новый богомолец, человек тянется к религии.

Конечно, трудно изменить у верующих людей убеждения, которые складывались годами, десятилетиями. Не у каждого сразу хватает мужества и твердости покончить с религиозным прошлым. Но в условиях нашей новой жизни под напором фактов рано или поздно верующего начинают одолевать сомнения. Толчком к этому служит чтение художественной и научной литературы или неблаговидный поступок духовного пастыря, обнаруженная несообразность «священного писания» или влияние друзей коммунистов и комсомольцев. Вот тут-то и надо вовремя подать руку дружбы и помощи, поддержать, вывести человека из мрака суеверий и предрассудков на светлую дорогу новой жизни.

Когда знакомишься с рассказами бывших служителей культа и просто верующих, то видишь, что разными путями они пришли к атеизму. Но им свойственно одно: главная причина, которая побудила их это сделать, — наша советская действительность.

Успехи в развитии производства, науки и техники постепенно разрушали религиозные верования различных направлений и толков. Индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, победа социализма в СССР, победа в Великой Отечественной войне, строительство коммунизма, все большее вовлечение трудящихся в общественную деятельность, завоевания культурной революции в огромной мере содействовали углублению и расширению процесса отхода верующих от религии. На конкретных фактах действительности, на собственном опыте люди убеждались, что не бог, а массы, народ творят историю, что вера в сверхъестественные силы, исполнение религиозных обрядов — глубокое заблуждение. На своем жизненном опыте верующие убеждаются, что религия— это один из видов духовного гнета, что она отравляет сознание людей, мешает их активному участию в строительстве нового, коммунистического общества. Она в корне враждебна науке, материалистическому мировоззрению.

Всякая проповедь загробной жизни — это обман людей, попытка отвлечь их от активной политической жизни на благо народа. К такому выводу пришли бывшие верующие после долгих раздумий и сомнений, и об этом они искренне пишут в своих статьях. Они рассказывают, как религия обкрадывает подлинные человеческие чувства, превращает земное существование в тяжелый сон, становится опиумом, освещает ореолом божественной благодати несчастья и трудности, учит не преодолевать их, а смиряться, не скупится на обещания о благах потустороннего мира.

Бывший монах Ю. И. Мересий с горечью пишет, что самые лучшие годы своей молодости провел он в монастыре. Под звон колоколов и пение молитв шла жизнь, гасли молодые порывы, уходили настоящие радости, цепенел ум. А где-то в стороне, в «грешном мире», шло строительство новой жизни, развивались искусство, наука, культура. Природа покорялась воле сильных и смелых людей, зажигались огни в театрах, светились экраны кинотеатров, раскрывались двери учебных аудиторий... Там, в «мире греха», были радость и счастье, торжество гордых мечтаний. А здесь, в мире религии,— молитвы о спасении, радость в страдании, здесь блаженство «нищих духом», мучительный плач о грехах.

Сравнивая свою судьбу с жизнью советской молодежи, Мересий пишет: «И должен я был признать, что много сделали эти молодые люди, что далеко они обогнали меня!». Так думают все, кто нашел в себе мужество прямо взглянуть в лицо правде и беспощадно осудить свои религиозные заблуждения.

Огромную роль в отходе верующих от религии играют успехи естественных и общественных наук. Как известно, религия выступала и выступает против науки по всем основным вопросам: о происхождении мира и Земли, о происхождении человека, о причинах войн и общественного неравенства, появления классов, государства и т. д. Верующие, отмечают авторы сборника, все больше и больше убеждаются, что истина не в религии, а в науке, на базе которой советские люди добились успехов в преобразовании природы и общества, в овладении атомной энергией, запустили искусственные спутники Земли и космические ракеты, совершили первые полеты в космос.

Все эти факты разрушают веру в бога, наносят удары по всякого рода суевериям и предрассудкам.

Люди, порвавшие с религией решительно и навсегда, спешат поделиться своими мыслями, сообщить о новых, ранее неведомых им чувствах, рассказать, как они работают, не ощущая страха перед несуществующим богом. Они знают, что многие, в том числе и их прежние друзья, все еще заблуждаются, верят в бога и другие сверхъестественные силы.

''Всю свою долгую жизнь, — так начинает свое письмо в редакцию журнала «Наука и религия» 66-летний пенсионер М. Ф. Замятин, — я верил в бога, аккуратно посещал церковь, внимательно слушал все проповеди и усердно молился. Я не просил у бога чего-то необыкновенного, нет. Но даже и те скромные желания, с которыми я обращался к всевышнему, не были услышаны. В моей душе зародились сомнения. Я стал внимательно следить за литературой, слушать радио, охотно ходить в кино.

Вся окружающая меня жизнь, овладение атомной энергией, полеты в космос свидетельствовали о том, что человек сам властелин природы, сам — творец своего счастья. Мои сомнения не давали мне покоя. Я много передумал и пришел к твердому убеждению: бога нет, его создало человеческое воображение».

А вот что рассказывает бывший семинарист, ныне колхозник сельскохозяйственной артели «Красное знамя», Воронежской области, В. Н. Огурцов. «Еще будучи студентом Ленинградской духовной семинарии, я стал критически осмысливать религиозную идеологию. Это и привело меня к решению изучить материалистическую философию. Тогда-то я и понял всю несостоятельность доказательств церковников о существовании бога.

С радостью я отбросил церковную схоластику и покинул стены семинарии. Вернувшись домой, в деревню, начал работать в колхозе. Теперь я познал всю радость труда.

Такое твердое убеждение, что религиозный человек — это человек, имеющий на глазах плотную повязку. Эта повязка не дает ему возможности видеть, обедняет его духовный мир. Я убедился, что религия — плохой помощник. Она воспитывает не трудолюбие и активность, а ханжество и покорность. Религии ведет к моральному растлению. И я решил начать новую жизнь».

Как видно из сборника, немало колебаний, сомнений в существовании бога, а затем и твердое решение порвать с религией порождает сама классовая сущность религии, особенно ее требование всеобщей любви, непротивления злу и т. п. Религия учит любить ближнего, прощать врагов, не сопротивляться им и даже молиться за них.

Бывший верующий И. Н. Глушак рассказывает, что когда он стал думать над этими поучениями, над тем, за кого надо молиться, то у него, как и у многих других, появилось глубочайшее сомнение в религии. «В годы Великой Отечественной войны, — пишет он,— я служил в Советской Армии, сражался с фашистскими оккупантами. Своими глазами я видел чудовищные зверства, какие творили на нашей территории гитлеровские захватчики над мирным населением, беззащитными детьми, женщинами, стариками... Сам Гитлер и большинство его солдат были верующими, а значит и моими «братьями во Христе». «Что же, — думал я, — неужели мне молиться и за таких, как Гитлер?» Одна эта мысль приводила в ужас». А вот что пишет бывший ксендз И. А. Рагаускас: «Я не был в концентрационных лагерях, не видел дымящихся печей зловещего Освенцима, но и то, что я видел и слышал в первый год немецкой оккупации, сыграло свою роль в изменении моего мировоззрения. Я не могу забыть тех страшных летних вечеров, когда я слышал душераздирающие крики расстреливаемых невдалеке женщин и детей. Жуткие крики детей: «Мама! Мама!», бессердечные слова солдатской команды, сухой и злой треск ружейных залпов, глухие отдельные выстрелы, которыми приканчивались еще живые, сваленные в яму тела, и, на-конец, песни гитлеровских молодчиков после окончания кровавой работы. Все это происходило на расстоянии нескольких сот метров от церкви.

В престольном алтаре костела, как я верил тогда, находился Христос, бог. «Господи, ведь и ты слышишь эти вопли детей и матерей, эту пьяную песнь палачей... Мне жутко, страшно, а как тебе, боже? Тебе, наверное, ничего, потому что это свершается твоя воля...» Такие мысли невольно появлялись у меня в те кошмарные вечера.

«А может быть, боже, тебя совсем пег?» — проносилась мысль...»