"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Рассказывают бывшие верующие (Часть 2)

Рассказывают бывшие верующие (Часть 2)

К содержанию....

Рассказывают бывшие верующие 
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

О том, как факты жизни подрывали веру в мифического бога, опровергали догмы церковников, говорят и многие другие авторы сборника. Вот, например, раздумья П.Г. Коненковой. «Пришел 1941 год, а с ним лихая беда — война. Море без воды, а война без крови не бывает. И полилась она рекой по нашей земле. А я думаю, что ж это бог смотрит да не защитит невинных от гибели?.. И тут однажды собрались мы в свой молитвенный дом, а к нам немцы пришли, тоже баптисты. Меня будто кто по сердцу резанул. Фашисты опоганили нашу землю и вместе с нами молиться будут. Кому, какому богу? Выходит, нашему, баптистскому. Тут я уже поняла: не все гладко в моей религии, есть в ней обман... Вспомнила слова из писания Христа: молись за врага твоего. «Вот как!—думаю.— Фашисты людей убивают, вешают, а мы должны молиться за них». Вот тогда и дала моя вера во «всевышнего и всемогущего» большую трещину».

А вот что написал бывший священник А. Пивоварчук: «В годы церковной междоусобицы на Украине, когда на нашей земле хозяйничали фашистские захватчики и матерый националист епископ Поликарп Сикорский продался им на службу, я особенно наглядно увидел, чьим интересам служит церковь. Поликарп и его окружение организовали на оккупированной территории Украинскую автокефальную церковь, призванную направлять верующих на борьбу с коммунизмом, на борьбу с Советской властью.

В группировке Поликарпа были священники, которые действовали с крестом в одной руке и пистолетом в другой, молили бога о даровании победы врагам нашей Родины. Они благословляли гнусные преступления украинских буржуазно-националистических бандитов. Таким, в частности, был «пастырь божий» Алексей Гуменюк, священствовавший в селе Вильгире, Гощанского района, на Ровенщине. Вступив в банду, он распространял антисоветские листовки, а в проповедях звал верующих бороться против Советской власти. Не надеясь на «слово божье», он всегда во время службы держал при себе заряженный пистолет, хотя приносить оружие в алтарь церковными канонами запрещено. На руках этого националистического прислужника есть и кровь убитого националистами архиепископа Алексея Громадского, который выступал против поликарповщины.

Борьба церковных группировок, высокомерие высших духовных чинов по отношению к рядовым священнослужителям, далеко не святое поведение церковников в быту все больше убеждали меня в том, что жизнь церкви — это грязное болото».

Обман и лицемерие, правда тщательно замаскированные, сопутствуют религии на каждом шагу. Не искушенный в тонкостях своего вероучения человек их не сразу и замечает. Чаще всего он просто верит не раздумывая. Однако рано или поздно обман вскрывается. Тяжело тогда переживает верующий крушение своих иллюзий. О таком крушении поведал редакции М. Попов из поселка Семрино, Ленинградской области.

«В январе 1943 года наша часть остановилась на ночлег в станице Карз-Кумской, которую только что освободили от фашистов. Был второй день рождества, и вечером в церкви шла служба. Я спросил хозяйку, почему она не идет в церковь. И вот что она мне рассказала. Еe сын и сын священника были друзьями, вместе учились в школе, вместе окончили военное училище и пошли служить в Красную Армию. Чтобы утешить себя и дождаться единственного сына домой с победой, она часто ходила в церковь и усердно молилась богу. Однажды, когда наша армия начала успешное наступление, она осталась после службы на проповедь священника. «Миряне. — говорил он, — враги церкви полчищами вторглись в просторные степи Дона, бьют все живое на нашей земле, они глумятся над верой святой, мы должны всеми силами и средствами помочь великой армии Германии и остановить лютого врага нашего». «Не выдержала я после этих слов, — сказала вдова, — и со слезами ушла домой. Кого же ты, окаянный, думаю, призывал уничтожать? Сына своего — капитана Красной Армии, моего сына? Будь же ты трижды проклят со своим богом! Нет его у тебя, нет и не будет его больше у меня! Пришла домой и тут же сняла иконы».

Интересны и поучительны письма людей старшего поколения, отказавшихся от веры в бога еще в первые годы Советской власти. Одним открыли глаза вскрытия так называемых «святых мощей». Этим «мощам» люди поклонялись многие годы, и вдруг оказалось, что все это сплошной обман и за «святые моши» они принимали самые обыкновенные тряпки да костную труху. Другие прозрели после того, как их обманули в самом святом, в их вере. Так, например, Локтев из Волжска, Марийской АССР, рассказывает, что в 1916 году он служил в армии и однажды за какую-то провинность получил наказание— десять суток карцера. Происходило это во время «великого поста». Все солдаты обязаны были идти на исповедь к полковому священнику (в то время исповедь была обязательной для всех). Под конвоем привели на исповедь и Локтева. Привыкнув у себя в деревне считать священника избранником божьим и доверять ему, как самому богу, Локтев рассказал на исповеди об издевательствах своего начальника-полковника и назвал его зверем. Через несколько дней полковник вызвал Локтева к себе и страшно избил его за эти слова. «Тайна исповеди была нарушена, а бог не наказал за это, вот и кончилась моя вера тогда раз и навсегда», — завершает письмо Локтев.

Способствует развенчанию «всевышнего и всемогущего» и научный, критический подход к изучению священных книг Известно, что духовенство запрещает верующим вдумываться в содержание религиозных догм и поучений, обсуждать недостатки, ошибки и противоречия библии. Люди, по его утверждению, должны покорно и безропотно воспринимать религиозное учение. Бывший кандидат богословия П. Ф. Дарманский пишет, что когда он обнаружил антинаучность и противоречия в евангелии и рассказал игумену Филагрию о своих сомнениях, тот ответил: «Ты должен молиться, чтобы господь помог тебе погасить разум и разжечь веру».

Погасить разум! Вот одна из задач духовенства. И это понятно. Неграмотность, темнота и некультурность являются богатой питательной почвой для религиозных вымыслов о богах, чудесах, страшном суде, аде, рае и т. п. Недаром один из крупных богословов, «святой» Назианзин говорил: «Надо побольше небылиц, чтобы производить впечатление па толпу: чем меньше она понимает, тем больше она восхищается».

Сами богословы прекрасно знают, что в религиозных книгах много нелепостей, ошибок, противоречий. Христианский богослов Августин писал: «Если бы авторитет церкви не обязывал меня к этому, я бы тоже не верил евангелиям». И не удивительно. Как признают служители культа, на земном шаре имеются десятки различных книг Нового завета, то есть книг о мифическом Иисусе Христе, и в каждой из них имеются противоречивые утверждения. В журнале «Московская патриархия» один из богословов с горечью отмечал, что трудно разобраться в таком «многоголосом хоре свидетельств, выявить и классифицировать все варианты евангелий и, наконец, твердо установить все основные принципы реконструкции, на основании которых можно было бы признать то или иное чтение правильным».

Что и говорить, ценное признание! Все авторы сборника отмечают, что духовенство не дает и не может дать сколько-нибудь убедительного ответа на вопросы о противоречиях евангелия, оно обязывает верующих слепо верить и не сомневаться.

Читая рассказы бывших верующих, мы видим, как некоторые богомольные родители, сами того не желая, калечили жизнь своих детей, навязывая им веру в бога или даже требуя принять священнический сан. И вот юноша очутился в церкви, монастыре или семинарии. Добросовестно впитывал он религиозные «истины». Пытливый ум нуждался в ответах на вопросы, возникавшие в связи с изучением «священных» книг. Но «святые отцы» отвечали, что «сие непостижимо», «одному богу известно», «не мудрствуй лукаво, верь и не задавай вопросов другим», «знай о божественном происхождении «священных» книг».

Внимательное и кропотливое изучение библии породило сомнения в правоте религии у бывшего выпускника духовной семинарии И. Шевцова, бывшего воспитанника духовной семинарии А. Махоргова, псаломщика К. Меньшикова из Кургана и ряда других верующих и церковно-служителей. Об этом рассказывают «Луганская правда», одесская газета «Знамя коммунизма», «Советское Зауралье».

Газета «Слава Севастополя» сообщает о том, как, убедившись в лживости вероучения пятидесятников, порвал с сектой В. Писмак.

«Когда жизнь почти уже прожита, нелегко признаться даже себе, что ты долгие годы, несмотря на стремление к добру, заблуждался, — пишет в «Советской Латвии» бывший член общины баптистов поселка Мерсраг, Талсинского района, Петерис Граузе. — Еще более мучит сознание, что вводил в заблуждение других. Увы, таков был мой путь.

Различные вероучения, в том числе и баптистское, представляют собой не что иное, как ловкое средство вовлечения в сети религии тех из верующих, кому «своя» церковь по каким-либо причинам не правится, в ком догматы «его» религии вызывают сомнения. Вас отталкивает мистика католицизма — пожалуйста, мы, лютеране, можно сказать, рационалисты. Вам не нравится пышность православной церкви — у нас, баптистов, царит простота. Вас возмущает высокомерие ксендзов — мы, адвентисты, истинные братья и сестры.

И сейчас, когда я вижу, какой вред приносит религиозный призыв — возлагать свои надежды единственно на бога, ждать его милости, избегать проникновения в тайны природы и священных книг, ведомые одному богу, — я не могу остаться в рядах священнослужителей, совращать с истинного пути, пути честного труда и знаний, своих прихожан, среди которых большинство честных, трудолюбивых людей».

Авторы рассказов в сборнике «Мы порвали с религией» пишут, что важное значение для понимания причин отхода от религии имеют факты лицемерия духовенства. Конечно, их не следует переоценивать. Дело не в том, хорош служитель культа или плох. Однако лицемерие, а порой явное, открытое нарушение служителями культа ими же проповедуемых заповедей имеют большое влияние на сознание верующих.