"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Рассказывают бывшие верующие (Часть 3)

Рассказывают бывшие верующие (Часть 3)

К содержанию....

Рассказывают бывшие верующие 
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

Многие из авторов пишут, что одной из решающих причин их разрыва с религией явилось именно лицемерие духовенства. Мимо сознания верующих не мог пройти, например, такой факт, что богатая, роскошная жизнь духовенства явно противоречит религии, которую оно проповедует. Наблюдая жизнь высшего духовенства и богословов, верующие наглядно убеждаются, что основная масса духовенства не верит в бога, с насмешкой относится к «священному писанию», не придерживается и не хочет придерживаться религиозных норм поведения. Например, бывший монах Ю. И. Мересий рассказывает, что он был свидетелем, как настоятели монастыря вели ожесточенную борьбу между собой за доходы, служили фашистам во время немецкой оккупации Украины, пьянствовали, вели развратный образ жизни. Удивляли и возмущали многие другие факты лицемерия духовенства. Так, церковники настойчиво внушают верующим, что не надо собирать сокровищ на земле, что надо жить, как «птицы небесные». Они уверяют, что только бедные попадут в рай. Однако сами церковники считают, что земная жизнь лучше, чем будущая загробная, и не хотят жить в бедности. У них огромные богатства, они покупают много дорогих вещей.

Священные чины проповедуют верующим во всем полагаться на бога. Сами же они далеко не всегда придерживаются религиозных норм поведения. Например, духовенство призывает верующих в случае заболевания «вознести молитвы к богу и его «святым угодникам» и просить их о выздоровлении, ибо без их воли ничего не добьешься. Но сами церковники в случае болезни не надеются на молитвы, обряды, чудеса и божью помощь, а обращаются к врачам-безбожникам, едут на курорты и т. п. Такие факты, разумеется, не могут не оказывать влияние на убеждения верующих, на их отношение к проповедям духовенства. Многие из числа верующих смело порывают с религией и становятся в ряды активных атеистов.

Бывший выпускник Московской духовной семинарии А. В. Созинов пишет: «Ведь знают же все эти «отцы», что в евангелии написано: «Удобнее           верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царство божие». Как же тогда они не боятся этого, приобретая ненужную роскошь и собирая незаконным путем (скрывая от обложения налогом) десятки тысяч рублей? Видимо, они считают, что здешняя жизнь лучше, чем загробная, будущая... Я видел, что «батюшки» давно уже отказались от многих положений евангелия, большинства законов и преданий, которыми должна руководствоваться церковь, и что они, отбрасывая многое, нисколько не боятся обещанных за это мучений, продолжают обманывать верующих. Я видел и то, что основная масса духовенства только на словах верит в бога и служит только из-за денег».

Бывший священник А. Пивоварчук рассказывает, как в Ставропольской епархии он познакомился со «святыми делами» архиепископа Антония и окружавших его лиц.

«Вы, архиепископ Ставропольский и Бакинский Антоний, всегда через своих многочисленных «племянников» и «племянниц» давали нам понять, что не мешало бы «позолотить» вашу пастырскую руку. Тайну ваших доходов (а они, как утверждают священнослужители епархии, составляли в старых деньгах несколько миллионов рублей) мне раскрыл мой коллега по службе, имевший приход в Махачкале, священник Петр Мурин.

Достойно ли вашего высокого сана, владыко, когда вы специально за 600 километров посылали в Баку, Махачкалу и другие доходные места свою машину за приготовленными там щедрыми дарами от подчиненных вам пастырей?

А дары те были немалыми. К вашему духовному столу шел рыбец в неограниченном количестве, шло по 10— 20 тысяч рублей деньгами «с носа», шло и многое другое— сырым и вареным. В праздничные дни, например, поздравляя с крашеным пасхальным яичком, вам подхалимствующие иереи от щедрот своих подносили в коробках из-под шоколада немалые суммы наличностью: кто тысчонку, а кто побогаче — и пять тысяч. Все это шло в вашу бездонную кубышку.

Ваши поездки по епархии также всегда сопровождались многочисленными поборами, и автомашина вскоре превращалась в склад разной живности. Туда сгружались отборные арбузы, канистры масла, всякая всячина. Причем каждому из сопровождающих вас лиц мы, сельские священники, вынуждены были давать по сотне рублей.

Помните, видимо, и то, как я однажды спросил вас:

—           По какой же статье мне провести эти «непредвиденные» расходы церковных средств?

Вы тогда мне ответили:

—           Сумеешь, сумеешь провести. На то ты и пастырь...»

В сборнике немало таких строк, повествующих о ханжестве и фарисействе некоторых духовных «пастырей». В нем рассказывается о людях бесчестных, погрязших в пороках и разврате. И такие служители культа читают проповеди о поведении человека, религиозной морали! Эти факты имеют важное значение для понимания причин отхода верующих от религии. Но их не следует переоценивать в идейной борьбе. Правы авторы рассказов: разве дело в том, каким будет служитель культа — хорошим или плохим. Мы ведем борьбу не за хорошего священнослужителя, а против религиозной идеологии в целом, как реакционного, антинаучного мировоззрения.

Верующих взволновало отречение от религии одного из виднейших ее служителей профессора богословия А.А. Осипова. Его отречение послужило как бы толчком для отхода от веры многих священников, таких, как ученики Осипова — Розин, Петухов, и рядовых, мало кому известных верующих. В газетах то и дело стали появляться открытые письма священнослужителей, отрекающихся от веры в бога. Осипов получил множество писем от верующих и неверующих с благодарностью за честный и благородный поступок.

Интересное письмо прислал бывший священник А. В. Чертков. Он пишет: «Когда я думаю, что в нашей стране еще есть верующие, а среди них и те, кто хочет стать священнослужителем, я считаю споим долгом сказать им: одумайтесь, пока не поздно! Не хороните себя заживо! Не губите напрасно свою жизнь, не тратьте впустую силу! Не ищите того, чего нет! Если сердце у Вас чистое и стремления хорошие, честные, если голова у Вас светлая, Вы рано или поздно поймете, что сами находитесь на ложном пути и увлекаете на него других. Кто вернет Вам лучшие годы жизни, потраченные впустую? Вам будет горько сознавать, что пустоцветом прожили свою жизнь... Должен совершенно искренне сказать, что только порвав с религией, я теперь по-настоящему живу. Религия мешает подлинному человеческому счастью, и, лишь освободившись от ее пут, можно дышать спокойно. Это я очень хорошо ощущаю на себе. Мне, как впрочем и всем, порвавшим с религией, это особенно бросается в глаза, потому что мы ощутили все «прелести» религии и можем сравнить их с настоящей жизнью. Конечно, это сравнение не в пользу религии. Я от всей души хочу низко поклониться советскому народу, который принял меня в свою дружную семью».

Перелистайте газеты — каждый день множит количество подобных посланий. И это не случайные «вероотступники», как утверждают защитники религии. В этих письмах ярко проявляется закономерный процесс нашей жизни: люди обретают веру в себя, в свои силы, в свое земное счастье, убеждаются в лживости религии.

«В поисках истины, правды и добра, — рассказывает на страницах «Советской России» бывший священник Иоанно-Предтеченской церкви города Нижние Серги Ю. И. Оплеснин, — я достиг в конце концов цели. Эта цель — честно служить своему народу, вместе с ним строить свободную, счастливую жизнь».

Жизнь, большая и бурная, ломает мировоззрение даже представителей такой реакционной секты, как истинно православные христиане. «Я решительно порываю всякую связь с истинно православной церковью,— пишет в газете «Труд» Никита Радчук, в недавнем прошлом «пророк Андрей». — Нет больше «пророка Андрея», нет больше бездомного бродяги, живущего по поддельным документам. У Советской власти, у советского народа большое мудрое сердце. Я всей душой верю, что эта власть, наш народ, сыном которого я вновь хочу стать, помогут мне вернуть мое честное имя».

Пришли к неверию бывший председатель тираспольской еврейской общины Овший  Волькович Спсктор, прихожанин И. Голигорский и председатель общины И. Коган. Они пишут в «Днестровской правде»: «Верить нужно не в бога, а в человека, который сам, и только сам, должен строить счастливую жизнь на земле. Поверьте нам, старикам: никакой сверхъестественной силы на свете не существует, поклоняться ей — это вздор».

Об этом же пишут бывший проповедник секты пятидесятников А. Коротенко в «Челябинском рабочем», бывший член мутавалиата мечети «волосатый ишан» Турсунбай — сын Мадорифа — в «Андижанской правде», бывший член общины баптистов из села Малые Подлески С. Гладких в «Львовской правде», бывший семинарист Александр Стадуб в ярославской «Юности», бывший священник К. Левицкий в «Советской Молдавии»...

Подобные письма приходят в редакции наших газет и журналов каждый день. Они говорят о том, что массо¬вый отход верующих от религии продолжается. Об этом же свидетельствуют и письма бывших верующих, вклю¬ченные в сборник «Мы порвали с религией».

К тому, кто еще находится под влиянием религии, кто до сих пор надеется в ней отыскать истину и цель жизни, в первую очередь обращена эта книга. Верующий читатель, несомненно, найдет в ней близкие ему раздумья и переживания, отголосок своих колебаний и сомнений. И может быть, именно она поможет ему разрешить их и порвать с религией.

В сборнике публикуются рассказы и бывших служителей культа, слушателей семинарий, ныне воинов Советских Вооруженных Сил. Эти рассказы были помещены по просьбе авторов в газетах. Например, письмо рядового Ф. Макарь  было напечатано в газете «Красная звезда», а рядового Н. Повальского— в окружных и флотских газетах.