"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Макарь Ф. Почему я порвал с религией (Часть 3)

Макарь  Ф. Почему я порвал с религией (Часть 3)

К содержанию....

Макарь  Ф. Почему я порвал с религией 
Часть 1
Часть 2
Часть 3

Словарь к статье:

Монахи (по-гречески monoc — один, одинокий) — активные приверженцы культа, живущие в религиозных общинах — монастырях и. согласно их уставу, дающие обет вести уединенный образ жизни, отрешившись полностью от земных интересов людей и всякого участия в общественной деятельности. В основе монашества лежит органически свойственная вероучениям — буддизму, брахманизму, исламу, христианству и другим — проповедь аскетизма, требующего удаления от «греховного» мира для достижения «нравственного совершенства» и затем «вечного блаженства за гробом» путем подавления плоти, постов, самоистязаний и т. д. Отсюда главные обеты монашества — пребывать в бедности, послушании, безбрачии.

При царизме в России было 1025 монастырей — 478 мужских и 547 женских, и в них 94 629 монахов и послушников. В период Октябрьской революции они превратились в опорные пункты борьбы против народных масс, в главные очаги контрреволюции.

В Советском Союзе монастыри как эксплуататорские организации были ликвидированы в первые годы революции; их имущество и капиталы возвращались народу. К настоящему времени действует как организации культа еще часть монастырей. Однако до сих пор они разными путями обходят советское законодательство о культах, занимаются хозяйственной деятельностью с применением наемной силы, торговлей и спекуляцией. Естественно, что добровольные приношения монастырям и почитание их верующими неизменно идут на убыль.

Монашество никогда не сводилось только к фанатизму «отрешившихся от мира сего» и живущих в бедности, смирении и целомудрии. Народ давно заклеймил тунеядство, обжорство, пьянство и разврат «чинов ангельских». Нет ни одной пословицы и поговорки, которая бы хорошо отзывалась о монахах. «Чернее монаха не будешь»— в этом выражении раскрывается исстари утвердившееся среди трудящихся отношение к паразитизму «затворников». В советское время их образ жизни и поведение — вопиющий анахронизм на фоне всей трудовой и общественной деятельности наших людей.— Ред.

Непротивление злу насилием, любовь к врагам — одно из моральных правил, утверждаемых христианством, буддизмом и другими религиями. Дополняющее христианскую заповедь о «любви к ближнему», это правило нашло прямое выражение в так называемой «Нагорной проповеди» евангелия от Матфея: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (5:39), «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас...» (5:44).

Призывы к непротивлению уходят своими корнями в эпоху возникновения христианства. Будучи первоначально религией эксплуатируемых масс Римской империи, христианство отражало в своей идеологии не только протест угнетенных против угнетателей, но и их неудачи и поражения в классовой борьбе, бессилие освободиться от социального гнета. Это порождало, в частности, иллюзорную идею о необходимости прощения врагов, сулившую в качестве компенсации за покорность земным страданиям посмертное блаженство в потустороннем мире.

В корне враждебное действительным, жизненным интересам трудящихся, это учение с самого начала играло реакционную роль. Проповедуя верующим массам евангельские идеи непротивления злу насилием и любви к врагам, церковь на протяжении столетии стремилась оградить эксплуататорские классы от справедливого возмездия. Объявляемое богословами наивысшим и законченным проявлением «всеобщей любви», учение о непротивлении злу является на деле составной частью проповеди смирения, подчинения и покорности, лежащей в основе кодекса рабской христианской морали, п поэтому не имеет ничего общего с принципами коммунистической этики. Научный коммунизм провозглашает всеобщее братство трудящнхся, но вместе с тем признает глубоко моральной и гуманной их борьбу против социального зла и всех и всяческих его носителей. — Ред.