"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Повальский Н. Без бога – везде дорога (Часть 2)

Повальский Н. Без бога – везде дорога (Часть 2)

К содержанию....

Повальский Н. Без бога – везде дорога 
Часть 1
Часть 2
Часть 3

Видя все это, я все чаше задумывался, правильно ли избрал свой путь? Ответы старался найти в «священном писании». Но, изучая его, чувствовал, что в нем много ложного, много того, что затуманивает сознание людей, мешает им нормально жить и трудиться. Научно-атеистическая литература все больше открывала мне глаза на жизнь. Я видел, как то, что было сказками, чудом для наших прадедов, для нас стало былью. Жить по-христиански — значит быть лишенным возможности мечтать, творить, изобретать. Ранее люди молились, просили бога, но жизнь оставалась прежней. Если бы люди поступали согласно божьим заповедям, то они не могли бы даже мечтать о величайшем прогрессе в науке и культуре, промышленности и сельском хозяйстве, достигнутом в нашей стране. А ведь все это совершено вопреки религии, которая учит, что весь мир и порядок в нем созданы богом, а то, что создано всевышним, нельзя переделать человеческими руками. Но люди переделывают природу, преобразуют общество. У нас построен самый мощный в мире ускоритель электронных частиц — синхрофазотрон, атомный ледокол «Ленин» и такие самолеты-гиганты, как «Ту-114», запущены в космос искусственные спутники Земли, достигнута Луна и впервые сфотографирована ее обратная сторона. Весь мир восхищен успехами советской ракетной техники, запуском космических кораблей к Венере и Марсу. И всего этого мы достигли не при помощи молитв и упований на бога, а своим трудом. Советский человек не ждет милостей от природы, а сам их завоевывает, преобразует природу. Советские спутники полетели далеко в межпланетное пространство. Если бы бог был, то ему пришлось бы потесниться от советской науки.

Церковники уже не в силах отрицать всего того, что достигнуто нашим народом. Видя это, они стараются внушить верующим, что наука и религия не мешают друг другу, являются «сестрами, поясняющими друг друга».

Но история показывает, что это «пояснение» было очень своеобразным. Оно выражалось в том, что церковь проклинала людей науки, объявляла их колдунами и безбожниками, пытала и сжигала их на кострах, гноила в темницах. Ведь именно церковь сожгла Джордано Бруно за то, что он писал: «Существуют бесчисленные солнца, бесчисленные земли, которые кружатся вокруг своих солнц...» (согласно библейской легенде, центром всей Вселенной является Земля, а остальные небесные тела призваны обслуживать ее).

Под угрозой пыток и вечного заточения в темницу Галилей вынужден был публично отречься от идей Коперника, заявившего, что Земля —одна из планет и она вращается вокруг Солнца.

История знает множество примеров жестокой расправы религии с учеными, с передовыми людьми своего времени, своим учением и открытиями противоречившими «святому писанию». В одной только Испании инквизиция сожгла около сорока тысяч человек, обвиняемых в подрыве догм церкви.

В 1792 году за вольнодумство был заключен в Шлиссельбургскую крепость известный русский просветитель Н. И. Новиков, разоблачавший церковных мракобесов. За антирелигиозные произведения церковники предлагали навечно заключить в застенки монастыря А. С. Пушкина. В 1901 году «священный синод» отлучил от православной церкви и предал церковному проклятию великого русского писателя Л. Н. Толстого.

В основе религии лежит не знание, а слепая вера в существование сверхъестественных сил. Верующий обязан все принимать на веру, без размышления, не думая; всякое сомнение есть оскорбление бога. И если верующий будет спрашивать у наставника, как, почему, откуда, он получит ответ: «Сие непостижимо», «Одному богу известно», «Не мудрствуй лукаво, верь и не задавай вопросов другим».

Религия учит, что всякий грех можно загладить перед богом: помолись —и бог простит. Замаливания, отпущение грехов — все это позволяет совершать преступления с именем бога в душе и с молитвой на устах. А разве не вредны и многочисленные религиозные праздники, сопровождающиеся невыходами на работу, пьянством и даже хулиганством?

Религия наносит большой ущерб и делу обороноспособности нашей страны, проповедуя идеи «непротивления злу насилием». Ведь в некоторых сектах прямо запрещается верующим брать в руки оружие.

Теперь я понял и твердо верю: нет никакого ни бога, ни рая, ни ада. Мне сейчас лишь с горечью приходится вспоминать свое прошлое.

В настоящее время ведь уже трудно найти людей, которые бы искренне верили, например, в чудотворные иконы. Сейчас даже самый верующий человек при пожаре не побежит за иконой «Неопалимой купины», а вызовет пожарную команду. Человек, страдающий зубной болью, не будет ставить свечку мученику Антипу, а обратится к врачу.

Так я все больше и больше понимал, что религия приносит большой вред. В «священном писании» есть прямые призывы к человекоуничтожению. Даллес именно этим и старался оправдать свою политику. Он всегда использовал слова Христа: «Я принес вам не мир, а меч». Протестантский богослов Кюннет утверждает: «Нет разницы между пулеметом и атомной бомбой».

Я лично беседовал с одним из священников города Ставрополя. Он мне прямо заявил о том, что люди не должны опасаться атомного оружия, ибо это есть благо, приближающее нас к вечной жизни; что якобы атомное оружие посылается богом для испытания нашей веры.

При чем здесь бог, если все это достигнуто людьми. Весь советский народ и все прогрессивное человечество заинтересованы в том, чтобы атомную энергию использовать только в мирных целях.

Видя полную фальшь «святых писаний», чувствуя пропасть между действительностью и религией, я все чаще и чаще спрашивал себя: а правильно ли поступил, пойдя в семинаристы?

И после призыва в Советскую Армию меня по-прежнему волновали многие неясные вопросы. Сначала я стеснялся задавать их товарищам. Но, поняв, что они желают мне только добра, стал беседовать с ними на самые разнообразные темы. Офицеры Макеев, Чумак, сержант Рахимжанов и другие на жизненных примерах объясняли мне вред моих религиозных заблуждений. Большое влияние оказали на меня проведенные старшим лейтенантом Багрецким политические занятия на тему «Марксизм- ленинизм о происхождении и классовой сущности религии». Я будто бы проснулся после чрезмерно долгого сна, который не позволял мне осознать, что здравый человеческий разум никогда не может согласиться с пользой существования религии. Тем более что есть не только наивные религиозные представления, но и откровенно вредные взгляды.

Религия — враг трудящихся. Вот почему за сотни и тысячи лет она не дала ничего, кроме вреда.

Жаль, что в стенах семинарии, этой пропитанной гнилью бурсе, еще находятся здоровые, могущие принести великую пользу своему Отечеству люди. Я обращаюсь к товарищам по семинарии: откажитесь от всего старого и дурного, откажитесь от церковного «пирога», откажитесь от этого подлого пути обмана честных людей, выходите на широкое поле трудовой деятельности. Как величественна и прекрасна наша любимая Родина! А сколько нового и чудесного будет в нашей стране через 10—15 лет! И все это без бога и церкви.

Я обращаюсь и ко всем верующим: перестаньте верить попам, знахарям, колдунам, гадалкам и прочим тунеядцам, кормящимся и богатеющим за счет обманутых и одураченных людей. Все они могут и бога хвалить и людей дурить. Никакого бога не было, нет и не будет. Та вера, которую исповедует наша церковь и которой она учит народ, есть не только брехня, но и аморальный обман.

От души говорю: большое спасибо всем воинам и командирам, которые помогли мне выпутаться из моих заблуждений, вступить в ряды активных строителей коммунизма. Всс свои силы и энергию я отдам на пользу своему Отечеству, самую жестокую борьбу буду вести против религиозного дурмана. Не будем ждать счастья с неба, а будем строить его сами, на нашей прекрасной советской земле!

Раньше говорили: «Без бога — ни до порога». А устами народа современная пословица гласит: «Без бога — широка и ясна дорога». Так оно и есть. Разве не об этом свидетельствуют всемирно известные успехи нашей страны. И я, веривший в бога, особенно глубоко понял величайший смысл ленинских слов о том, что религия — опиум для народа.