"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Кожев А. «Атеизм»

Кожев А. «Атеизм»



Александр  Кожев – человек удивительной судьбы. Русский эмигрант, племянник художника Кандинского, ученик Ясперса и участник французского сопротивления, чиновник правительства при голлистах, подозревался в связях с советской разведкой, писал философские письма  Сталину, но последние свои годы активно участвовал в создании Евросоюза, видя в нем прообраз планетарного государства мудрецов, о котором мечтал еще Гегель.

Самый признанный проект Кожева – его парижский семинар по гегельянству, который он вел в 1930-х. Батай, Кено, Арон, Мерло-Понти, Гароди, Арендт, Бретон и еще десяток будущих властителей дум знали немецкую диалектику в его пересказе и вспоминали обстановку семинара как ни на что другое не похожую. Сартр и Лакан считали за честь использовать добытые ими конспекты Кожева для своих главных книг. Именно на кожевском семинаре впервые было сформулировано, что жизнь – это ежедневный отказ от самоубийства, человек обречен на экзистенциальный ужас в беспредельном мире, где все имеет предел, а нашу историю движет диалектика раба и господина, которые часто меняются местами.

«Атеизм» – книга  не законченная. Это грандиозный проект главного антирелигиозного сочинения времен высокого модерна, небоскребов Корбюзье и штурма стратосферы. 

Возражая Хайдеггеру и развивая идеи Аристотеля, Кожев сквозь гегельянскую линзу рассматривает разные формы апофатического богословия и ставит вопрос за вопросом. Возможен ли последовательный атеист при сохранении нынешнего общества? И наоборот, возможна ли чистая вера без скрытого в ее языке допущения собственной ложности? Чем именно наука обязана христианству? Как бог аборигена-фетишиста превращается в бога великих теологов?

Человек дан сам себе как незнакомец, внешний объект исследования и изменения. В нашем сознании такая точка зрения на человека превращается в образ Другого, рассматривающего нас извне. Этот отчужденный образ обретает самостоятельность и воспроизводится. Так рождается «бог» монотеизма.

«Бог есть нечто, отличное от ничто» – для атеиста в этой фразе нет никакого подлинного смысла. Животные и растения являются атеистами. Человек на новом уровне отказывается от концепции бога, предпочитая считать себя разумом природы.

Лояльнее всего Кожев относился к буддизму, называя его атеистической религией. В буддизме нет персонального «бога» и возведен в добродетель отказ от иллюзий. Но иллюзии – это не просто ошибки, в них есть объективная потребность, они примиряют нас с необъяснимо устроенным обществом, и потому окончательное прощание с иллюзиями возможно только с изменением социальных отношений. Материя посредством человека вступает во все более разумные отношения с самой собой, и религия однажды может быть «снята». Задача интеллектуала – в подготовке этого «великого избавления» через саморефлексию.


Содержание:

Александр Кожев Атеизм

Декарт и Будда

Религиозная метафизика Владимира Соловьева 

А. Учение о Боге

I. Абсолютное и идеальный космос

II. Божественная Троица

III. Богочеловечество и Sofia

В. Учение о мире

Конкретная (объективная) живопись Кандинского

Живопись

Субъективная и абстрактная живопись

Конкретная и объективная живопись (искусство Кандинского/Конструктивизм)

Примечания