"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Что понимают атеисты под «религиозным модернизмом»? Ведь божественные истины остаются вечными и неизменными.

Что понимают атеисты под «религиозным модернизмом»? Ведь божественные истины остаются вечными и неизменными.

Ответ: Приходилось ли вам читать о вечерах танцев, которые устраиваются после богослужения в некоторых церквах западных стран? Слышали ли вы о выступлениях эстрадных артистов во время служб в католических странах? Видели ли вы обошедшую многие газеты и журналы фотографию бойкого английского пастора, сопровождающего свои проповеди игрой на гитаре?

Это не единичные случаи, а в какой-то мере уже частое явление в религиозной жизни буржуазных стран. Если бы о таком зашла речь еще несколько десятилетий назад, вряд ли в это кто-нибудь поверил. Ведь согласно религиозному вероучению церковь проповедует вечные и неизменные истины. Но жизнь вносит свои поправки даже в религиозную деятельность всех религиозных организаций, в деятельность, которая, казалось бы, меньше всего должна поддаваться веяниям времени.

В последние годы все чаще слышатся сетования служителей культа — и в нашей стране и за рубежом, — что вера людей в бога падает. Богословы ссылаются на то, что век техники якобы «развращает людей», ищут причину упадка религии в «испорченности» человечества и т. п.

А между тем ответ на вопрос, почему повсеместно ослабела вера, совсем не сложен. Упадок религии вызван социальным, научно-техническим и культурным прогрессом человеческого общества в XX столетии. У нас же в стране процесс значительного падения религиозности населения объясняется прежде всего социально-экономическими преобразованиями, которые произошли в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. И кстати, это весьма убедительное опровержение богодухновенности религии.

Если проследить путь исторического развития религии, то можно увидеть, что она никогда не оставалась неизменной. Если и сохранились в веках какие-то основные религиозные принципы, то каждая эпоха накладывала на них свой отпечаток. А в проповеднической деятельности на первый план выдвигались то одни, то другие каноны религиозного вероучения, заповеди, предписания.

Религия — форма общественного сознания и находится в прямой зависимости от общественного бытия, под которым понимается материальная жизнь общества, производство материальных благ и отношения людей в процессе производства. Меняется жизнь людей и вместе с ней видоизменяются их верования. Это выражается как в возникновении новых религиозных направлений, так и в новой трактовке религиозных поучений.

Католическая и православная церкви сложились в эпоху феодализма и были призваны к тому, чтобы обслуживать феодальный строй. С возникновением буржуазных общественных отношений складывается протестантизм — буржуазная форма христианства. А католицизм и православие вынуждены были приспосабливаться к новым условиям, пересматривать традиционные положения.

Возьмем более близкий пример. Русская православная церковь, церковь евангельских христиан-баптистов, общин адвентистов седьмого дня — все эти религиозные организации враждебно встретили Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Связав свою судьбу с самодержавием, они верно стояли на страже устоев капиталистического строя в России.

Но прошло время, и сегодня в православных храмах, в баптистских и адвентистских молитвенных домах можно услышать проповеди, в которых восхваляется советский строй, поддерживается внутренняя и внешняя политика Советского правительства.

Изменение политической ориентации религиозных организаций не случайно. Прежде всего, надо иметь в виду, что изменились сами верующие. За редким исключением это люди, умом и сердцем приемлющие Советскую власть, принимающие участие в общем труде советского народа. Церковные организации не могут не учитывать этого.

Но изменились не только верующие, а и сами священнослужители. Многие из них выросли в советское время. И хотя они с детских лет находились под религиозным влиянием, их мировоззрение формировалось в условиях советской действительности. Это не могло не сказаться на их взглядах.

Изменение политической ориентации русской православной церкви и других религиозных организаций — сложный процесс. Долгие годы в церковном и сектантском руководстве шла внутренняя борьба. И сейчас находятся среди служителей культа и верующих лица, осуждающие нынешний курс русской православной церкви, церкви евангельских христиан-баптистов и др. Однако в наши дни это единичные голоса.

Говоря о религиозном модернизме, нельзя не упомянуть о настойчивых попытках некоторых богословов, церковных и сектантских проповедников «примирить» науку и религию. Причина этих попыток совершенно ясна. Давно прошли времена, когда религия могла открыто выступать против науки, преследовать мыслителей, прилагавших дорогу к истине. Прошли времена, когда по всей Европе пылали костры, на которых сжигали ученых, осмелившихся подвергнуть сомнению религиозные истины. Успехи современной науки столь очевидны, что отрицать их просто невозможно. Отсюда попытки убедить верующих, что религия не противоречит науке.

В наши дни православные богословы и сектанты пересматривают многие традиционные положения религии. И католическая, и православная церкви в течение многих столетий утверждали, что сфера их деятельности — «духовный мир» людей. Однако в последнее время в выступлениях некоторых католических деятелей можно найти критику капиталистических порядков, призывы решать такие проблемы, как безработица и нищета. В энциклике папы Павла VI «Популорум прогрессио», изданной в 1967 г., признается справедливым стремление людей «избавиться от нищеты», избавиться «от всякого угнетения». Это ли не модернизация религии!

Такие выступления понять нетрудно. Они вызваны желанием церковников сохранить свое влияние на верующих, ибо церковь, проходящая мимо жизненно важных проблем общества, не может рассчитывать на широкую поддержку верующих.

Проповедуя религиозное вероучение, служители культа по-новому толкуют многие «богодухновенные» истины. Например, некоторые из них заявляют, будто библейский миф о сотворении мира в шесть дней богом нельзя воспринимать буквально, ибо это иносказание. Таким путем они пытаются спасти миф, развенчанный наукой.

Новое звучание приобретают и некоторые проповеди. Если раньше православная церковь широко рекламировала аскетизм «святых», изнурявших свою плоть, то теперь к этому добавились призывы к аскетизму духовному. Ныне духовенство говорит уже о «духовных постах», поскольку все труднее убеждать людей в необходимости ограничивать себя в пище. «Истинный пост, — заявляют современные служители культа, — заключен не столько в ограничении пищи, сколько в изменении образа жизни, в воздержании от греха».

Видя, что верующие не проявляют особого усердия в посещении храмов, исполнении предписаний церкви, духовенство идет на уступки, упрощает обрядность. Вошли в церковную практику крещение на дому, заочная покупка свеч по чьей-нибудь просьбе, заказы на заочные требы. А ведь все это противоречит церковным канонам, церковным установлениям. Но что делать. В конце концов, самое важное для церкви сохранить паству.

Характерным для современных религиозных организаций является изменение отношения к женщине, которую раскрепостила Великая Октябрьская социалистическая революция. Как известно, среди верующих подавляющее большинство женщин. Вполне понятно, что в этих условиях подчеркивание традиционных христианских положений о неполноценности женщины, ее подчиненном положении в семье вряд ли будет способствовать укреплению веры у женщин. Поэтому служители всех культов настойчиво говорят теперь о равноправии женщин, о их большой роли в обществе и семье. На страницах «Журнала Московской патриархии» в последние годы появились материалы, в которых утверждается, что христианство «необычайно подняло авторитет женщин», сделав их равноправными в церковной жизни. Ну, а как же быть с теми библейскими изречениями, в которых говорится о том, что женщина — существо греховное, второсортное, предназначенное господом для подчинения мужчине? Они замалчиваются, если есть такая возможность, а если нет — трактуются по-новому. О том, как это делается, можно видеть, обратившись к ритуалу таинства брака, при совершении которого произносится фраза «жена да убоится мужа своего». Смысл этой фразы вполне ясен, но православные церковники утверждают, что понимать ее надо не прямолинейно. Слово «бояться», заявляют они, употребляется не в смысле рабского страха перед мужем, слепого повиновения ему, это «боязнь, какую мы чувствуем, когда опасаемся, как бы не оскорбить любимого человека своим поступком».

Особую заботу проявляет православное духовенство о том, чтобы сделать богослужения и обряды более понятными, более близкими верующим. Известны случаи совершения богослужений в православных храмах не на церковнославянском, а на русском языке (ведь подавляющее число верующих церковнославянского не знает). И хотя в данном случае имеет место прямое отступление от традиции православия, руководство церкви смотрит на это сквозь пальцы.

Можно привести много примеров, свидетельствующих о том, как новые веяния врываются в двери храмов, молитвенных домов, мечетей. Это процесс, вызванный самой жизнью, а не благими пожеланиями отдельных священнослужителей. От многого духовенство вынуждено отказываться, многое пересматривать во имя сохранения веры, во имя спасения религии. «Духовенство, — писал еще несколько десятилетий назад выдающийся пропагандист атеизма Е. Ярославский, — выбрасывает явно лишний, явно тяжелый, опасный балласт, чтобы спасти свой тонущий корабль».

Модернизация религии в наши дни свидетельствует о слабости религии, кризисе, который она переживает. Однако попытки осовременить ее, подновить, приспособить к условиям новой жизни оказываются тщетными, ибо нет такой силы, которая могла бы повернуть историю вспять, отменить законы исторического развития, ведущие религию к ее закату.

Рекомендуемая литература

«Вопросы научного атеизма». Вып. 2. М., 1966. Красников Н. П. В погоне за веком. М., 1967.


Возврат к списку