"Вера и знание - это две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая." /Шопенгауэр А./
Sapere aude!

Светлый Сатанизм

Скачать книгу Просветителя можно в следующих форматах:
 fb2
 docx
 pdf   


 

Из цикла[1] «Образ Сатаны в литературе»

Байрон «Каин»

 

     Джордж Гордон Байрон (1788 - 1824) был одним из величайших английских поэтов эпохи романтизма. Сын древнего шотландского дворянского рода. Его предки пришли в Англию вместе с норманнскими завоевателями в XI веке. Со свойственным ему юмором Байрон как - то раз заметил: «Единственное фамильное достояние, которое не уменьшается в нашем роду, - это наши удивительные приключения». Байрон получил блестящее образование, был воспитан на классицистических образцах гражданственности и добродетели. В 1798 г. Байрону досталось наследство от своего двоюродного деда - Уильяма Байрона - титул пэра.

     Байрон рано начал писать. В 1807 году он издаёт первый сборник своих стихов. Молодой автор считал, что аристократу непозволительно зарабатывать на жизнь сочинительством, поэтому он назвал свою дебютную книгу - «Часы досуга», указывая этим названием на то, что написание стихов для него - лишь лёгкая забава. Критика, в целом, встретила благожелательно первый поэтический опыт молодого аристократа.

     Поэзия Байрона глубоко лирична и трагична. В его творчестве отразилось отчаяние человека, разочаровавшегося в идеалах, провозглашённых французской революцией. Байрон при жизни вызывал массу неоднородных, и даже противоречивых оценок. Одни буквально смешивали его с грязью, осуждали его аморализм, его гордость и презрение к авторитетам; другие -наоборот ему завидовали, поклонялись и подражали. Байрона ценили и в России. К творчеству поэта часто обращались Пушкин и Лермонтов. Пушкинский Евгений Онегин в чём - то похож на байроновского Чайльд Гарольда.

     Байрон становится частью европейской политики и культуры. Это едва - ли не единственный поэт - романтик, который в реальной жизни полностью соответствует лирическому герою своего литературного творчества. Байрон был вынужден покинуть родину. Он путешествует по разным странам, но не просто любуется красотами и достопримечательностями, а активно вмешивается в ход происходящих там событий. В Италии он помогает карбонариям, в Греции - снаряжает на свои средства корабли и вооружает людей, желая оказать помощь грекам в свержении турецкого ига. В Греции Байрона настигает смерть от лихорадки. Герой байроновской поэзии, как и сам Байрон, неотделим от национально - освободительной борьбы. Это «герой своего времени», мечтающий найти себя, своё место под солнцем.

     Байрон - зачинатель целой эпохи в развитии мировой литературы. Ф.М. Достоевский писал: «Байронизм - это целая философия, система взглядов, возникшая в период страшной тоски людей, разочарования их и почти отчаяния, когда старые кумиры лежали разбитые. И именно в это время появляется великий гений, страстный поэт, в звуках которого и звучала вся тоска человечества и мрачное разочарование в обманувших его идеалах».

     За свою недолгую жизнь Байрон успел проделать большую работу. Он оставил нам огромное литературное наследие. Начиная со своей первой, написанной в романтическом стиле, поэмы «Паломничество Чайльд Гарольда», и заканчивая «Дон Жуаном», над которым работал с 1817 г. до самой своей смерти в 1824 году.

     Здесь же мы рассмотрим мистерию Байрона под названием «Каин».

     «Каин» был написан Байроном в 1821 году и был предназначен для сцены. До нас не дошли сведения о постановках «Каина» в Англии в XIX в. В царской России ставить «Каина» запретил Священный синод. Лишь в 1920 году прошла первая постановка Художественным театром - постановщик: К. С. Станиславский.

     Байрон посвятил свою мистерию Вальтеру Скотту. Спросив разрешения у Скотта на размещение посвящения, Байрон получил следующий ответ: «С чувством величайшей признательности принимаю предложение лорда Байрона поставить мое имя на первом листе его поистине великой, и потрясающей драмы «Каин». Может быть, я отношусь к автору с некоторым пристрастием, которое вы легко можете себе объяснить, но в этом произведении его муза совершает такой полет, какой еще ни разу не удавался ей в прежних взлетах…»

     Отвлекаясь сознательно от обыденного, жизненного материала и углубляясь в вечные вопросы, поэт хотел проникнуть в сущность непримиримых противоречий между человеком и миром.

     За основу был взят известный эпизод из Библии об убийстве Каином своего брата Авеля. Сюжет прост, и занимает всего первых 17 стихов четвёртой главы первой библейской книги «Бытие»:

«1 Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа.

2 И еще родила брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец.

3 Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу,

4 и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его,

5 а на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лице его.

6 И сказал Господь [Бог] Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое?

7 если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним.

8 И сказал Каин Авелю, брату своему: [пойдем в поле]. И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его.

9 И сказал Господь [Бог] Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?

10 И сказал [Господь]: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли;

11 и ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей;

12 когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле.

13 И сказал Каин Господу [Богу]: наказание мое больше, нежели снести можно;

14 вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня.

15 И сказал ему Господь [Бог]: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь [Бог] Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.

16 И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема.

17 И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох».

     Байрон же дал свою собственную, литературную интерпретацию библейского текста. «Читатель, наверное, помнит, что в книге «Бытия» не сказано, что Еву соблазнил Дьявол, а говорится о змие, и то потому, что он «самая хитрая из полевых тварей». Какое бы толкование ни давали этому раввины и отцы церкви, я беру эти слова в их непосредственном смысле и отвечаю, как епископ Уатсон в подобных случаях, - когда он был экзаменатором в кембриджских школах и ему возражали, приводя отцов церкви, он говорил: «Посмотрите, вот Книга!» - и показывал Библию. Так поступаю и я <…> Если он [Люцифер, - прим. Просветителя] отрекается от того, что соблазнял Еву в образе змия, то только потому, что в книге «Бытия» нет ни малейшего намека на что-либо подобное и в ней говорится только о змие с его змеиными свойствами». - Пишет Байрон в «Предисловии».

     Так же Байрон вводит в мистерию некоторых новых персонажей: например, Люцифера; кроме этого, даёт имена жёнам Каина и Авеля, которые принимают активное действие в сюжете драмы. «У меня они [жёны Каина и Авеля - прим. Просветителя] названы Адой и Селлой - это самые ранние женские имена, встречающиеся в книге «Бытия»; так звали жен Ламеха. Имена жен Каина и Авеля не приводятся», - говорит Байрон.

     Так же в «Предисловии» Байрон делает отдельное примечание: «Читатель заметит, что автор отчасти следует теории Кювье, предполагавшего, что мир был несколько раз разрушен до сотворения людей. Эта гипотеза основана на том, что найдены останки огромных и неведомых животных в разных геологических пластах, и мнение это не противоречит учению Моисея, а даже скорее - подтверждает его. В этих пластах не найдено человеческих останков, но есть рядом с неведомыми животными также известные нам. Слова Люцифера о том, что предшествовавший Адаму мир был населен разумными существами, превосходившими умом людей и по своей мощи пропорциональными мамонту, и т. д., конечно, поэтический вымысел, имеющий целью помочь ему доказать свою правоту».

     Мистерия начинается с того, что Адам, Ева, Каин, Авель, Ада и Селла стоят на молитве в некой местности близ рая. Все горячо молятся Иегове

Адам

Иегова, вечный, мудрый, бесконечный!

Ты, кто воззвал единым мощным словом

Из мрака свет - хвала тебе и слава!

На утре дня - хвала тебе и слава!

 

Ева

Иегова! Ты, кто дал нам день, и утро

Впервые отделил от тьмы, и воды

С водами разлучил, и назвал небом

Твердь между вод - хвала тебе и слава!

 

Авель

Иегова! Ты, кто разделил стихии

На землю, воду, воздух и огонь,

Кто, сотворив светила дня и ночи,

Создал и тех, которые могли бы

Любить тебя, любить твои созданья

И ликовать - хвала, хвала тебе!

 

Ада

Иегова, бог! Отец всей сущей твари,

Создавший человека всех прекрасней,

Достойней всех земной любви, дозволь мне

Любить его! - Хвала, хвала тебе!

 

Селла

Иегова! Ты, кто, все благословляя,

Все сотворив и все любя, дозволил

Войти в Эдем и погубить нас змию,

Храни нас впредь! Хвала тебе и слава!

     /Здесь и далее, кроме специально оговоренных случаев, используется перевод И. Бунина/

     Один Каин не принимает участия в общей молитве: «Мой первенец, а что же ты молчишь»? - спрашивает своего сына Адам. Каин отвечает отцу: «Мне не о чем молиться». То есть, уже с самого начала он выражает своё стремление жить своим умом. Своё желание не подчинятся общим правилам, которые считает бессмысленными.

     Каин обвиняет родителей в том, что они, вкусив от Древа Познанья, не отведали так же плодов Древа Жизни. Он говорит Адаму и Еве, что Змий сказал людям правду:

 

Каин

 

Что ж, змий не лгал! Дало же древо знанье,

Другое - жизнь дало бы. Жизнь есть благо,

И знание есть благо. Как же может

Быть злом добро?

 

     Окружающие не способны понять мятежный дух Каина. Оставшись наедине сам с собой, он говорит:

 

Каин

(один)

И это жизнь!

Трудись, трудись! Но почему я должен

Трудиться? Потому, что мой отец

Утратил рай. Но в чем же я виновен?

В те дни я не рожден был, - не стремился

Рожденным быть, - родившись, не люблю

Того, что мне дало мое рожденье.

Зачем он уступил жене и змию?

А уступив, за что страдает? Древо

Росло в раю и было так прекрасно:

Кто ж должен был им пользоваться? Если

Не он, так для чего оно росло

Вблизи его? У них на все вопросы

Один ответ: «Его святая воля,

А он есть благ». Всесилен, так и благ?

Зачем же благость эта наказует

Меня за грех родителей?

 

     В другом переводе последние строки звучат так:

 

…Всесилен, так и благ?

Зачем же эта благость наказует

Меня за грех родителей?

…чувствую, что в мире

Ничтожен я, меж тем как мысль моя сильна, как бог!

 

     Ропот Каина вполне справедлив. Даже Сталин, сгноивший в лагерях в 30-е годы миллионы Советских граждан по ложным доносам, говорил, что «сын за отца не отвечает». С какой стати ребёнок должен терпеть наказание за грех, который совершили его родители?

     Пока Каин размышлял, к нему подошёл Люцифер. Люцифер олицетворяет мудрость и познание, Путь к Истине:

 

 

Люцифер

Нет, я не ангел.

А почему - спроси у всеблагого,

Всесильного создателя вселенной:

Он знает тайну эту. Мы смирились,

Другие воспротивились - и тщетно,

Как говорят нам ангелы. По мне же,

Не тщетно, нет, - раз лучше быть не может.

Есть в духе мудрость, - мудрость же влечет

Дух к истине, как сквозь рассветный сумрак

Ваш взор влечет далекий блеск денницы.

 

    На вопрос «Где ты живешь»? Люцифер отвечает:

 

Люцифер

В пространстве. Где могу

Я обитать? Там, где твой бог, иль боги.

Все в мире разделил я: вечность, время,

Жизнь, смерть, пространство, землю, небо

И то, что ни земля, ни небо, - мир,

Который населен и населится

От тех, что населяли иль населят

То и другое: вот мои владенья.

Я разделил с ним царство и владею

Еще и тем, где он не властен. Если б

Я не был столь могуществен, то разве

Я был бы здесь? Здесь ангелы витают.

 

    Мятежный гордый дух, постигший силу и могущество знания, дух отрицание рабской покорности перед богом даёт как бы дополнительные силы Каину, чтобы преодолеть мучившие его сомнения и неведение:

 

Люцифер

Рабами даже духи

Могли бы стать, не предпочти они

Свободных мук бряцанию на арфах

И низким восхвалениям Иеговы

За то, что он, Иегова, всемогущ

И не любовь внушает им, а ужас.

 

Люцифер

Сомненье - гибель, вера - жизнь. Таков

Устав того, кто именует бесом

Меня пред сонмом ангелов, они же

Передают названье это тварям,

Которым непонятно то, что выше

Их жалких чувств, которые трепещут

Велений господина и считают

Добром иль злом все, что прикажет он.

Я в рабстве не нуждаюсь.

 

     Каин отправляется с Люцифером в путешествие, и Люцифер показывает ему развалины когда - то прекрасных и величественных миров:

 

Люцифер

Разве ваш создатель

В шесть дней не создал мир ваш из обломков

Былых миров? И разве я, помощник

В его созданье мира, не могу

В час показать того, что создавал он

Иль разрушал в часы?

 

     Миры эти, в настоящее время лежащие в руинах, были населены когда - то людьми более сильными и талантливыми, чем потомки Адама и Евы:

 

Каин

Как молчалив, как необъятен этот

Угрюмый мир! Он населен обильней,

Чем даже те горящие громады,

Которые в воздушных безднах блещут

В таком несметном множестве, что я

Сперва считал их за каких-то светлых

Небесных обитателей. Но как

Здесь сумрачно, как все напоминает

Угасший день!

 

Каин

Как величавы тени, что витают

Вокруг меня! В них не заметно сходства

Ни с духами, которых видел я

На страже заповедных врат Эдема,

Ни с смертными - с моим отцом и братом,

Со мной самим, с моей сестрой, с женою,

А между тем, отличные от духов

И от людей своим непостижимым,

Невиданным мной обликом, они,

Бесплотным уступая, превышают

Людей и красотою горделивой,

И мощью, и величием. У них

Нет крыльев, как у ангелов, нет лика,

Как у людей, нет мощных форм животных,

Нет ничего подобного тому,

Что видел я; они в себе вмещают

Всю красоту прекраснейших, сильнейших

Земных существ, но так не схожи с ними,

Что я не знаю - были ли они

Когда-нибудь живыми существами?

 

Люцифер

Когда-то были.

 

     Целью Люцифера является открыть Каину всё жестокосердие и человеконенавистничество божие. Показать, как бесчеловечен и жесток бог Иегова. И побудить Каина к борьбе с богом. Продемонстрированные Каину Люцифером картины приводят сына Адама в негодование и ярость. Теперь Каин убеждён в зле творимом богом, но ему нужны доказательства, чтобы такую же ненависть пробудить и в других людях.

     Каин возвращается на Землю, где Авель упрашивает его совершить вместе с ним жертвоприношение. Поколебавшись, Каин, наконец, соглашается. Братья подходят к жертвенникам, и произносят каждый свою молитву:

 

Авель

(преклоняя колени)

О боже!

Ты, кто вдохнул в нас дуновенье жизни,

Кто создал нас, благословил и не дал

Погибнуть чадам грешного отца,

Которые погибли бы навеки,

Когда бы правосудие твое

Не умерялось благостью твоею

К великим их неправдам! Боже вечный,

Даятель жизни, света и добра,

Единый вождь, ведущий все ко благу

Своею всемогущей, сокровенной,

Но непреложной благостью! Прими

От первого из пастырей смиренных

Сих первенцев от первородных стад,

Дар недостойный господа, ничтожный,

Как все пред ним ничтожно, но несомый

Как дань благодарения того,

Кто, пред лицом твоих небес пресветлых,

Слагая жертву эту, повергает

Свой лик во прах, от коего он создан,

И воздает хвалу тебе - вовеки!

 

Каин

(не преклоняя колен)

Дух, для меня неведомый! Всесильный

И всеблагой - для тех, кто забывает

Зло дел твоих! Иегова на земле!

Бог в небесах, - быть может, и другое

Носящий имя, - ибо бесконечны

Твои дела и свойства! Если нужно

Мольбами ублажать тебя, - прими их!

Прими и жертву, если нужно жертвой

Смягчать твой дух: два существа повергли

Их пред тобою. Если кровь ты любишь,

То вот алтарь дымящийся, облитый,

Тебе в угоду, кровью жертв, что тлеют

В кровавом фимиаме пред тобою.

А если и цветущие плоды,

Взлелеянные солнцем лучезарным,

И мой алтарь бескровный удостоишь

Ты милостью своею, то воззри

И на него. Тот, кто его украсил,

Есть только то, что сотворил ты сам,

И ничего не ищет, что дается

Ценой молитвы. Если дурен он,

Рази его, - ведь ты могуч и властен

Над беззащитным! Если же он добр,

То пощади - иль порази, - как хочешь,

Затем что все в твоих руках: ты даже

Зло именуешь благом, благо - злом,

И прав ли ты - кто знает? Я не призван

Судить о всемогуществе: ведь я

Не всемогущ, - я раб твоих велений!

     Огонь на жертвеннике Авеля разрастается в столп ослепительного пламени и поднимается к небу; в то же время вихрь опрокидывает жертвенник Каина и далеко раскидывает по земле плоды.

     Теперь уже жестокость бога выступает в достаточно конкретной ситуации. Каин говорит:

 

Каин

Его!

Его отрадой! Так его отрада -

Чад алтарей, дымящихся от крови,

Страдания блеющих маток, муки

Их детищ, умиравших под твоим

Ножом благочестивым!

Твой бог до крови жаден!

Прочь с дороги!

    В порыве гнева и возмущения, Каин хватает головню с жертвенника, и поражает ею своего брата в висок. Авель последний раз обращается к богу, затем просит Каина позаботиться о Селле, своей жене, и умирает:

 

Авель

О боже сил! Прими мой дух смиренный

И отпусти убийце: он не ведал,

Что делает. Брат Каин, дай мне руку -

Дай руку мне... скажи несчастной Селле...

    Каин глубоко раскаивается в содеянном, но в месте с тем он не смиряется перед карающим богом. Каин говорит от имени порабощённого, но не сломленного человечества.

     Ева проклинает своего сына:

 

Ева

Не господь -

Нет, это он, вот этот призрак Смерти,

Которого на свет я породила,

Чтоб он усеял землю мертвецами, -

Поверг его! Да будут же над ним

Проклятья всех живущих, и в мученьях

Пусть он бежит в пустыню, как бежали

Из рая мы, пока родные дети

Не умертвят братоубийцу! Пусть

Горящими мечами херувимов

Преследуем он будет дни и ночи!

Пусть все плоды земные превратятся

В его устах во прах и пепел - змеи

Устелют все пути его, - листву,

Где он главу усталую преклонит,

Усеют скорпионы! Пусть он грезит

Во сне своею жертвой, наяву -

Зрит лишь одно - зловещий образ Смерти!

Пусть все ручьи, когда, сгорая жаждой,

Прильнет он к ним нечистыми устами,

Ручьями крови станут! Пусть стихии

Его врагами будут! Пусть живет он

В мучениях, в которых умирают,

А смерть ему пусть будет хуже смерти!

Сгинь с глаз, братоубийца! Этот звук

Отныне мир заменит словом _Каин_,

И будет ненавистен он вовеки

Для мириад сынов твоих. Пусть всюду,

Где ступишь ты, трава иссохнет! Пусть

Зеленый лес тебе откажет в сени,

Земля - в жилище, прах - в могиле, солнце -

В сиянии и небеса - в их боге!

 

    Затем приходит ангел, и диктует убийце приговор:

 

Ангел

О Каин!

Что сделал ты? Глас неповинной крови

Ко господу взывает. Проклят ты

Отныне всей землею, что отверзла

Свои уста, чтоб эту кровь приять.

За тяжкий труд она тебе отныне

Не даст плода. Скитальцем бесприютным

Ты будешь жить отныне.

 

    И ставит ему печать:

 

Ангел

Он будет

Тогда лишь тем, чем был его отец.

Грудь Евы не питала ли в дни оны

Того, кто здесь теперь лежит во прахе?

Братоубийца может породить

Отцеубийц. Но, этого не будет:

Мой бог велит мне положить печать

На Каина, чтоб он в своих скитаньях

Был невредим. Тому в семь раз воздастся,

Кто посягнет на Каина. Приблизься.

 

    Иегова отправляет Каина на скитания, и даёт ему вечную жизнь. Как справедливо заметил психолог Козлов Н.И.: «Господь принял более оригинальное решение. Он сотворил знамение, по которому Каина стало невозможно убить, и пустил этого преступника скитаться по земле, среди людей, лишив его при этом еще всех средств к существованию.

     Приговор: убийцу сделать неуязвимым, обозлить и выпустить к людям... Преостроумно!

     Если, правда, предположить, что Каин после проклятия перевоспитался и стал для людей неопасным, то тогда Всевышний, устроив ему вечные муки, поступает просто как садист».

     Вместе со своей верной женой Адой и со своими детьми, Каин отправляется в неведомое.

     Каин во многом похож на Люцифера: их объединяет гордость, непримиримость ко злу и жажда знаний. Они оба убеждены в превосходстве разума.

     Поиски Каина почти аналогичны исканиям самого Байрона. Главное, считал Байрон, это познать мир, открыть в нём то, что достойно не только осуждения и ненависти, но и любви и сочувствия.

     Мистерия «Каин» близка по своему духу идеологии Светлого Сатанизма. Ибо утверждает культ Разума и Справедливости под Светлым именем Люцифера (Сатанаила).

10 марта 2007 г.

 



[1] К сожалению, задумка создать цикл статей, посвящённых образу Сатане в литературе, так и осталась мной невоплощённой                . Очень жаль. Возможно, кто-то из вас, дорогие читатели, возьмётся за эту идею. (Прим. сделано в 2015 г.).